KinoSite.ucoz.ru
Среда, 28-Июн-2017, 10:12
Приветствую Вас Гость | RSS Главная страница | Регистрация | Вход
Меню сайта
Мини-чат
Друзья сайта
Русскоязычный сайт сериала Побег (Prison Break) Фан сайт сериалов Остаться в Живых и Герои Сайт актера Орландо Блума Lostsub.3dn.ru - русский сайт сериала Остаться в живых (Lost) 24tv.net.ru - Первый фан сайт сериала 24 часа! StarGate Atlantis. Фан-сайт сериала. Kyle XY.at.ua Heroes-TV. Сайт Героев Первый фан сайт сериала StarGate Universe (Звездные врата Вселенная)
Йога в Челябинске
Танцевальная школа в Челябинске

Купить дом в Кусе, Челябинская обл.
Статистика
Rambler's Top100
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Офф-Топ » Общение » Врата Балдура (фантастическая повесть One Winged Angel)
Врата Балдура
ДжуДжуДата: Суббота, 10-Мар-2007, 19:56 | Сообщение # 1
киносайтер
Группа: Администраторы
Сообщений: 451
Репутация: 5
Статус: Offline
Врата Балдура

Сражающийся с монстрами рискует сам превратиться в монстра...
Когда ты долго смотришь в бездну, бездна тоже смотрит на тебя...”

- Так говорил мудрый Алаундо.

Глава 1 - Осень 1366

Фритта сидела на крыше одной из главных башен Кенделкипа и смотрела, как солнце медленно тонет в море. Казалось, весь мир расположился перед ней, слева - великий океан Побережья Мечей спокойный и мерцающий как бескрайняя гладь из синего стекла. Справа – степи Западных Земель, распростертые вдалеке лабиринты полей, пастбищ и лесов. В такие моменты она едва ли чувствовала себя девятнадцатилетней, словно какое-то великое знание, такое же древнее как горы, струилось внутри нее, только было вне досягаемости. Был поздний Элиент* и окружающие леса уже оделись в теплые золотые и коричневые цвета. Она улыбнулась, наблюдая за легко колеблющимися деревьями, перешептывающимся на их собственном древнем языке.

Она всегда любила осень. Имоэн посмеивалась, утверждая, что это было потому, что осенние цвета обеспечивали ей естественную маскировку. Фритта ухмыльнулась при этом воспоминании и, убирая несколько непослушных прядей светло-рыжих волос с лица, откинулась назад на теплую черепицу и продолжила загорать.

- Фритта? Фриииаттааа?
Free Image Hosting at www.ImageShack.usЗвук чьего-то голоса, зовущего ее, вывел Фритту из дремоты. Она лениво потянулась и довольно зевнула, прежде чем передвинуться вниз, к краю крыши и выглянуть, чтобы подтвердить свои подозрения. Девушка с прелестными зелеными глазами и волосами цвета розовых лепестков улыбнулась ей из одного из верхних окон башни.
- Привет, Имоэн.
Фритта протянула руку, чтобы помочь девушке и вскоре они обе комфортно устроились на крыше, сама Фритта опять легла, чтобы продолжить свои солнечные ванны. Имоэн хихикнула при виде своей подруги разлегшейся там: босая, ее штаны и рукава были завернуты так высоко, как только возможно; рубашка задернута, чтобы обнажить ее бледный живот, волосы распущены - Фритта была олицетворением человека, довольного жизнью.
- Я не знаю, зачем ты теряешь тут время? – Сказала Имоэн, улыбаясь. – Не похоже чтобы ты хоть чуть-чуть загорела.
- Мне приятно ощущать солнце на коже. – Лениво ответила Фритта, даже не открывая глаза.
- Тебе не скучно? Как давно ты здесь?
- Хмм… Я сюда пришла после полдника.
- С полудня? – Недоверчиво вскинула бровь Имоэн. – Я занималась всякой рутиной у Пыхтящего Пуза весь день.
Фритта засмеялась при упоминании прозвища, которое Имоэн придумала для пожилого, полного хозяина таверны, и повернулась в ее сторону, чтобы услышать подозрительный голос ее подруги:
- Как ты смогла закончить так быстро?
- Я и не закончила. – Ответила Фритта, потешаясь ее реакции.
- Но разве Горайон не говорил, что ты должна была разобрать архивы в одном из подвалов? Он хотел, чтобы ты это сделала в тот же день.
Фритта оставалась беззаботной. Ее приемный отец всегда находил для нее рутинную работу. Если она разделается с этой, то он найдет еще что-то, чем можно будет ее занять.
- И что? Это напрасная потеря хорошей погоды. Я могу сделать это сегодня вечером. К тому же, что за спешка? Никто годами не бывает в этих подвалах заваленных огромным количеством старых книг. – Ответила она с ухмылкой, прежде чем лечь обратно.
- Да, ну? А я думала Пыхтящее Пузо Уинторп, будет держать меня в своей таверне целую вечность. – Продолжила Имоэн, завязывая сзади свои короткие волосы, в попытке держать их подальше от лица. – Он даже заставил меня опоздать на очередную встречу со Стином.
Фритта улыбнулась, сомневаясь в том, что кто-либо здесь все еще верил, что Имоэн просто служит «на побегушках» у человека с самой скверной репутацией во всем Кенделкипе.
Отъявленный вор и, в свое время, глава воровской гильдии, Стин Квикхенд, очевидно верил в то, что сказал уходя: «Вы никогда не увидите престарелого вора.» - И он легко ушел в отставку, оставшись в уединенном Кенделкипе. Однако казалось, здесь он завоевал расположение Имоэн, и с прошлого года они регулярно встречались. И если природная «одаренность» Имоэн была здесь не причем, то значит, он был отличным наставником.
- Ты уже думала на счет своего обучения? – Продолжила Имоэн, очевидно, пытаясь сделать акцент на слове «ты».
«Обучение.» - Думала Фритта, хмурясь. В начале месяца Горайон сказал ей, что раз теперь она уже была достаточно взрослой, то вскоре должна будет решить, что она хочет делать всю оставшуюся жизнь.
- Ох, обучение… - Проворчала Фритта, она была совсем не в восторге от этой идеи. – Что там об этом говорил Горайон? Я должна решить, что я хочу изучать, чтобы стать…
- ...полезным членом общества. – Подхватила Имоэн хихикая.
Фритта вздохнула; срок близился и ее поразил укол зависти за то, какой вольной была жизнь Имоэн. Никаких занятий для нее! Ну, по крайней мере, ни каких официальных занятий.
- Ты все еще не решила? – Спросила Имоэн, возвращая мысли Фритты к настоящему. – Мне бы тоже, наверное, было сложно, если бы я могла быть, кем захочу. – Поддразнивала она, игриво толкая подругу в ребра. Это было правдой, Фритта была проворной и сильной с острым умом; у нее был широкий выбор профессий.
- Да, я полагаю. Что угодно, но только не клирик, в этом я уверена. – Ответила Фритта со смешком, который Имоэн поддержала. Это был всем известный факт, что Фритта испытывала лишь чуточку уважения ко всем лицам, облеченным властью и которые тянулись к богам. – И вообще, я сомневаюсь, что я смогла бы им стать, если бы даже захотела. – Продолжила Фритта, ухмыляясь. – Не знаю почему, но иногда мне кажется, что Отец Уильен меня недолюбливает.
После ее слов, они хором засмеялись.

Был жаркий летний день, более чем десять лет назад, когда Орден Сияющего Сердца прибыл в Кенделкип. Имоэн провела утро, «шпионя» за рыцарями, собравшимися в саду, раскинутом снаружи крепости, во время того, как помогала Уинторпу разносить напитки. Она сообщила обо всем увиденном Фритте в тот же вечер. Очевидно, они принесли злую книгу, чтобы хранить ее в этих стенах. Фритта задавалась вопросом: как книга может быть злой? И даже если так, почему ее просто не уничтожить?
Их домашняя работа была завершена, и девочки решили выйти и посидеть снаружи, посмотреть смогут ли они разузнать больше. Никто не обратил внимания на двух детей, сидящих на лужайке и наблюдающих за рыцарями, которые приводили в порядок свою экипировку, смеясь и выпивая. Один из старших рыцарей прошел мимо нескольких раненых. Он подошел к рыцарю с перевязанной рукой, который сидел неподалеку от девочек и начал исполнять на нем ритуал.
- Что он делает? – Спросила Имоэн.
- Он клирик Хелма. – Ответила Фритта, узнав символ в форме руки с глазом, который был у него. – Должно быть он его лечит.
- Ты могла бы себя представить жрецом Хелма? – Хихикнула Имоэн. – Это должно быть так скучно. Бла-бла-бла долг, бла-бла-бла честь…
Фритта тоже начала хихикать, даже не подозревая о приближающейся опасности, и поддержала Имоэн. Глубоким и серьезным голосом с руками, протянутыми к небу, она начала:
- О, Хелм, Великий Бог Скуки, пусть твое всевидящее око поможет мне найти и пресечь веселье других.
Девочки опять залились смехом, но ни одна из них не заметила фигуру Отца Уильена, Хелмита, который жил в Кенделкипе, маячившего сзади.
- Быть благодетельным последователем Хелма? – С энтузиазмом продолжила она. – Я бы предпочла быть принесенной в жертву Лолт, Королеве Пауков!
Они опять стали смеяться, но продлилось это не долго.
- ТЫ!
Обе девочки вскочили, оглядываясь вокруг и увидели Уильена, сердито смотрящего на них, он был в бешенстве.
- Богохульный ребенок! Безбожница! – Закричал он. – Горайон узнает об этом бесчинстве!
И прежде чем Фритта смогла отреагировать, разъяренный священник поставил ее на ноги и повел в сторону крепости, оставляя позади сидящую на траве Имоэн загибаться от смеха.

Фритта улыбнулась, вспоминая этот случай. Горайон не был сильно обеспокоен случившемся. Что касается Уильена, то тот день положил начало отношений, которые обеспечили ей множество возможностей досаждать ему, а ему столько же возможностей для чтения ей проповедей. Так что, она полагала, что он был также счастлив их встрече, как и она.
- Так значит, у тебя нет ни каких идей? – Опять спросила Имоэн и Фритта заподозрила, что ее время для решения этого вопроса истекает.
- Ох… нет, пока нет… - Ответила она избегая смотреть подруге в глаза.
На самом деле, Фритта уже давно решила, чем она хотела заниматься всю оставшуюся жизнь, и была убежденна, что Горайон не одобрит.
Она хотела стать Бардом.
Не то чтобы у нее было расположение к пению или игре. В действительности, она никогда даже не видела барда. Однако она провела кое-какие исследования в этой теме и, используя эти знания, пришла к кое-каким логическим заключениям.
Барды путешествовали. У бардов были кое-какие навыки воровства. Барды пели или давали спектакли. Барды давали представления для людей, а поскольку в большинстве городов театров не было, то спектакли, скорее всего, проходили в тавернах и трактирах.
Эрго, будучи бардом, очень часто бывал в барах, временами обчищая чужие карманы, чтобы покрыть свои расходы.
Дешевый способ, чтобы посмотреть мир и отличный способ, чтобы прожить жизнь.
Имоэн вздохнула.
- Ну, я не знаю почему…
- Фритта? ФРИТТА? – Знакомый голос оборвал Имоэн.
- Ой-ой…
- Ууу… Похоже сейчас кому-то достанется. – Ехидно объявила Имоэн, наблюдая за тем, как Фритта карабкается к краю крыши, пытаясь одновременно одернуть рубашку и одеть ботинки. После недолгого времени неистовой борьбы, она все-таки умудрилась привести себя в порядок, с привычной легкостью скрепила волосы сзади и, наконец, спрыгнула с крыши.
- Увидимся!

Кабинет Горайона был таким, каким он был всегда. Более светлый и просторный, чем другие комнаты Кенделкипа. Фритта всегда подозревала, что Горайон, когда-то, будучи искателем приключений, променял свою жизнь в странствиях на уединение и книги с гораздо большей неохотой, чем другие мудрецы. В стене, напортив двери, размещались два больших окна, и она была единственной стеной, не заставленной книгами, но Фритта часто бывала в этой комнате и не могла слишком долго притворяться очарованной видом, прежде чем Горайон поймет, что она лишь пытается избежать его взгляда.
- Фритта.
Free Image Hosting at www.ImageShack.usФритта повернулась, все еще смотря перед собой, и плюхнулась на стул напротив стола Горайона, ожидая выговора.
- Сколько еще раз нам с тобой придется вести эту беседу, прежде чем ты обратишь на мои слова хоть какое-то внимание?
Фритта ничего не сказала, потому что ответить было нечего, но это только разозлило его еще больше. Его глаза потемнели под его густыми бровями, а его морщинистое лицо побелело от гнева.
- Я хотел, чтобы хранилища были вычищены, не более не менее, чем десять дней назад. И если бы ты сделала то, что должна была сделать, у делегации из Ордена Черного Ключа были бы карты, которые им понадобились. Главный Чтец не был бы в ярости из-за перспективы, что репутация Кенделкипа будет запятнана, и я бы не был посмешищем для всей библиотекой за то, что не могу контролировать мою подопечную!
Фритта открыла было рот, чтобы защитить себя, но Горайон, похоже, разошелся не на шутку.
- Раньше тебе сходило с рук такое беспечное поведение, потому что ты была моложе, но по прошествии лет, я не вижу изменений в твоем отношении. Ты больше не ребенок; ты должна вести себя более ответственно, но как только что-то случается, ты даешь задний ход! Ты уже должна была принять решение относит…
Громкий стук в дверь прервал Горайона на полуслове, и, минуту спустя, человек в мантии заглянул внутрь.
- Горайон, ты занят?
Казалось, в какой-то момент Горайон разрывался, не желая успокаиваться так быстро, но, в конце концов, глубоко вздохнул, погружаясь в свое кресло. Усевшись поудобней, он, немного расслабился, и его гнев стал пропадать.
- Нет-нет, проходи. Фритта, оставь нас, пожалуйста, на минуту.

Фритта встала со стула и побрела к самому дальнему окну. Она прислонилась лицом к холодному стеклу, смотря в небо, на блики оранжевого и розового в лучах садящегося солнца. Она ни в коем случае не хотела злить Горайона. Если бы она знала, зачем он хотел расчистить хранилища, вместо того чтобы думать, что это еще одно случайно задание, которое было предназначено, для того чтобы "держать ее подальше от неприятностей", она бы сделала это сразу, но Горайон ничего не говорил ей.
Он ожидал, что она будет более ответственной, но как она может быть, если никто ей не доверяет? Он даже никогда не рассказывал о ее родителях!
Когда она была моложе, она не поступала так. Ей нравились занятия, она помогала в храмах, прислуживала мудрецам. Но сейчас…
Она все еще любила Горайона, но, казалось, они отдалялись друг от друга, он просто больше не понимал, кем она была.
Вежливый кашель вырвал ее из мыслей. Другой монах ушел и Горайон стоял за своим столом, наблюдая за ней со смесью усталости и странной печали во взгляде. Фритта внутри вся съежилась. Она может сказать ему сейчас и сразу с этим покончить.
- Я хочу стать бардом. – Выпалила она.
Фритта поморщилась в ожидании тирады, но ничего такого не произошло. Она рискнула посмотреть на Горайона, чтобы проверить, не был ли он так зол, что не мог сказать ни слова. Но он стоял и был спокойней, чем когда-либо. И даже... развеселился?
Горайон медленно погрузился обратно в свое кресло.
- Бардом?
Фритта нервно кивнула, ее мысли метались в беспорядке. У нее было несколько возможных сценариев о том, как она расскажет Горайону о своем «плане на будущее», но ни один из них не включал «Спокойного Горайона», и Фритта была совершенно растеряна.
- Значит, Бард. – Заключил Горайон с улыбкой. – Могу я узнать почему?
В этой части она должна была лгать.
- Ну, потому что… ээ… они играют музыку.
- Я не знал, что ты увлекаешься музыкой.
- Правда? – Ответила она, стараясь выглядеть удивленной.
- В самом деле… А другие причины? – Продолжил Горайон, его борода подрагивала.
- Ну, я смогу изучать магию, - тут она посмотрела на Горайона, который одобрил это кивком, - и меня всегда интересовали предания Фаэруна и… ээ… остальное с этим связанное.
Горайон широко улыбнулся, и ей это напомнило кошку, которая загнала в угол очень толстую мышь.
- Ну, это выглядит неплохо.
- Правда?
- Да. Бард – это уважаемая профессия, как раз та, которая, я полагаю, использует твои многие, хм… таланты. Приходи сюда завтра утром, и мы обсудим это дальше.

Фритта сидела напротив стола Горайона, и тревога росла внутри нее, пока Горайон читал со своего пергамента. Это не могло происходить на самом деле.
- У тебя будут боевые тренировки с Хуллом и другими стражниками, каждое утро. Послеобеденные занятия будут разделены на магические искусства с Архимагом Джессетом и чтение в библиотеке. Раз каждые десять дней. – Здесь он сделал паузу, чтобы отметить что-то на пергаменте. – Возможно, каждый третий день ты будешь присоединяться к Имоен и заниматься у Мастера Стина.
Горайон положил пергамент на стол, выделяя момент, прежде чем продолжить, чтобы заметить взгляд абсолютного отчаяния у Фритты, все это время, пытаясь скрыть свою улыбку.
- И вот, я навел кое-какие справки и единственный человек с какими-либо музыкальными наклонностями – это Бэсс.
- Повариха? – Почти выкрикнула Фритта, наконец, обретя голос.
- Да. Она сказала, что будет руководить твоими успехами в пении, однако у нее нет опыта в музыкальной игре, так что тебе придется изучать инструмент, который ты выберешь, без чьей-либо помощи. Хотя, я думаю, в архивах есть кое-какие книги, которые могут тебе пригодиться.
Горайон улыбнулся.
- Возможно, ты их выкопаешь, пока будешь там все приводить в порядок. – Предположил он, намек на упрек проскользнул в его голосе.
Горайон в последний раз с любопытством взглянул на пергамент и кивнул сам себе.
- Я думаю, это все.
Фритта чувствовала себя физически разбитой. Она не была бы в большем ужасе, относительно того, как все сложилось, даже если бы в середине их встречи туда заявился бы Уильян и убедил Горайона послать ее в «Учебный Лагерь Хелма для Мелких Язычников» в ледяной пустыне Ваасы.
- Так много… работы. – Выдохнула Фритта, не веря своим ушам, надеясь, что она проснется в любую секунду и обнаружит, что это всего лишь был кошмарный сон.
- Это правда, - согласился Горайон, довольно кивая, - но не волнуйся, я думаю, мы сумеем приспособиться.
Он медленно поднялся, и стул тихонько скрипнул, пока он вставал. Затем он пересек комнату и открыл для нее дверь.
- Но я думала, что барды изучают все по ходу дела, с минимумом обучения. - Продолжила Фритта, игнорируя тонкий намек Горайона, что ей надо уходить, и отчаянно хватаясь за шанс, что это все-таки может быть какая-то ужасная ошибка.
- Боже, дитя, - засмеялся Горайон, одновременно выпроваживая ее за дверь, - кто тебе сказал такую глупость? А теперь иди и закончи свое задание.

Фритта встала на табуретку, чтобы дотянуться до верхних полок, сортируя старые книги и свитки, которые нашли свое пристанище в хранилищах много лет назад. Постепенно на полу образовывались кучи: старые тома, которым нужен был новый переплет, книги и свитки для размещения на полках и куча разных предметов так изношенных за эти годы, что Фритта уже не могла сказать, где им место. Время от времени она снимала книгу и только наклонялась, как ей тут же приходилось закрывать голову руками, потому что около полусотни книг и свитков сдвигались с места и градом сыпались на нее. Или брала книгу, из которой тут же выпадали все страницы, так что в руках у нее оставалась лишь обложка. Если бы кто-нибудь увидел эту обескураживающую сцену, было бы неудивительно, если бы он подумал, что Фритта пытается разнести это место, вместо того чтобы на самом деле расчистить архивы.
- Чертов Горайон! – Фритта чихнула, когда вытащила один из старинных свитков, который развернулся и выпустил облако пыли, тут же поглотившее ее. – Значит, это способ меня наказать! Занятия каждый день и некоторые из них с магом Джессетом! Он меня ненавидит!
Фритта бросила свиток в кучу около двери, прежде чем вернуться к разборке остатков книг на полке, делая акцент на каждом слове, яростно швыряя одну из книг на пол.
- Дурацкие – чертовы – барды!
- Почему же ты тогда решила стать одним из них?
Фритта так высоко подпрыгнула, что чуть не свалилась с табуретки.
- Проклятье, Имоэн! – Выдохнула она, хватаясь за грудь и сердито смотря на подругу. – Как долго ты здесь?
Имоэн улыбнулась.
- Достаточно долго, чтобы знать, что слухи, ходящие по Библиотеке – правда и что мудрецы не единственные, кто не рад тому, что ты собираешься стать бардом. Так почему же ты так решила? До этого ты никогда об этом не упоминала.
Фритта вздохнула, спускаясь, а затем, усаживаясь на табуретку, пока Имоэн делала то же самое, усаживаясь на кучу книг напротив нее.
- Потому что я думала, что это будет очень легко и приведет к карьере, протекающей в веселье! Что моя жизнь будет длинным путешествием по барам и пабам по всему Фаэруну, вот почему!
Фритта тряхнула головой и вдруг, в ее глазах появились слезы.
- А теперь все пошло совершенно неправильно и… и я не знаю что мне делать! – Закончила она со стоном, прежде чем раствориться в рыданиях.
- О, Фритта. – Вздохнула Имоэн, улыбаясь с сочувствием, успокаивающе, кладя руку на плечи подруги. – Не беспокойся. Я знаю, что это кажется большим вызовом, но я уверена, что Горайон не стал бы заставлять тебя делать то, что сделало бы тебя совершенно несчастной.
На это Фритта ответила лишь скептически фыркнув, но Имоэн могла и ошибиться, потому что трудно было разобрать из-за рыданий.
- Не плачь, и даже не смотря на то, что у тебя сейчас будет много работы, нет причины, по которой ты не сможешь растерять все свое обучение, бездельничая в тавернах, после того как уйдешь.
Фритту это, казалось, привело немного в себя.
- Ты права. – Ответила она, наконец, смахивая слезы ресницами и вытирая нос рукавом. – Кое-что стоит того, чтобы поработать. Эй, - продолжила она, ее лицо неожиданно прояснилось, - давай пойдем и опять попробуем вломиться в подвал Уинторпа?
- Давай, но что на счет всего этого? – Сказала Имоэн, показывая на библиотечное побоище, свидетельства которого были повсюду вокруг них.
- Ах, закончу завтра.

* - Течение времени на Фаэруе очень похоже на земное. Каждый день сотоит из 24 часов, а год - из 365 (366) дней. Однако, в отличие от Земли, месяцы в Забытых Королевствах одиноковой длины, по 30 дней. Месяц Элиент соответствует земному Сентябрю.

 
ДжуДжуДата: Суббота, 10-Мар-2007, 19:56 | Сообщение # 2
киносайтер
Группа: Администраторы
Сообщений: 451
Репутация: 5
Статус: Offline
Глава 2 – Тайны

Имоэн еле заметно дрожала, пробегая по коридору с руками полными книг. Был ранний Митрул*, но в темных каменных залах библиотеки это мог быть и Алтуриак** со всем холодом, который он приносил. Солнце проникало внутрь лишь посреди лета, превращая крепость в огромную каменную печь, делая мудрецов еще более раздражительными, если это вообще было возможно. Она обогнула угол слишком быстро и две верхние книги выскользнули у нее из рук, приземляясь на пол. Имоэн нетерпеливо выругалась, вздыхая и наклоняясь вниз, чтобы вернуть их на место. Ей уже было достаточно того, что надо было помогать Пыхтящему Пузу в таверне и заниматься со Стином, без Уильена, поймавшего ее около храма и посылающего по своим делам. Неожиданно она услышала шаги сзади и обернулась, чтобы увидеть гонца, бегущего по коридору в еще большей спешке, чем она. Он выглядел усталым, как будто прибыл издалека и не обратил ни какого внимания на несчастную девушку, собирающую книги у него не пути.
Имоэн хотела крикнуть ему что-то вдогонку, но остановила себя как раз вовремя.
- Конечно, - решила она, лукаво ухмыляясь, - будет намного более полезно проследить за ним…
Это дало бы ей возможность попрактиковать один из новых навыков, над которым она работала, к тому же она могла разузнать кое-какие сплетни, которыми можно будет удивить Фритту позже. Имоэн усмехнулась и, оставив книги на тумбочке, неподалеку, отправилась в путь.

Вскоре стало ясно, что гонец направлялся в жилую часть крепости, поэтому следовать за ним было не так трудно, как она рассчитывала. Хотя прогулка, оказалось, того стоила, как только она узнала, кого именно искал этот человек. Он, наконец, остановился около кабинета в коридоре четвертого этажа, и Имоэн, только что выйдя из-за угла, скользнула обратно за поворот, ее глаза расширились от удивления.
Эта была комната Горайона.
Она услышала, как старый мудрец открыл дверь и после молчаливого обмена, гонец пошел обратно. Зайдя за угол, он опять проигнорировал ее и исчез на лестнице. Имоэн подождала некоторое время, прежде чем осторожно выйти из своего укрытия и тихо подошла к двери Горайона. Она хотела постучать и сказать, что Уильен хочет с ним поговорить, но в этом вдруг не оказалось необходимости, потому что через мгновение дверь открылась, и Горайон вышел из кабинета.
В тот же момент, она прижалась к стене, наполовину укрытая тенями от огромных шкафов, которые стояли вдоль коридора. Если бы он посмотрел, то обязательно заметил бы ее, но Горайон выглядел поглощенным мыслями и прошел мимо, даже не взглянув в ее сторону. Имоэн подождала, пока его шаги не утихнут, и тихо проскользнула в его кабинет.
На столе лежало полураскрытое письмо, и Имоэн схватила его. Ее глаза быстро забегали по строчкам.

"Мой друг Горайон,

Пожалуйста, прости за спешку, с которой я пишу тебе, но времени остается мало, а дел еще очень много. То, чего мы так боялись, может скоро произойти, хотя и не так как было предсказано, и совсем в неподходящее время.
Поскольку мы знаем, что точное предсказание этих вещей крайне сложно, нам ничего не остается, кроме как ждать и верить. Мы сделали все, что могли для тех о ком заботились и приближается время, когда и нам придется дать волю судьбе.

Несмотря на мое желание остаться на нейтральной стороне в этом деле, я все же не могу с чистой совестью встретить грядущее, не предупредив о нем. Другая сторона очень скоро зашевелиться и я советую тебе покинуть Кенделкип, по возможности, прямо этой ночью. В темноте, конечно, страшно, но в движущуюся цель попасть сложнее, независимо от укрытия. Удача в сражении - вот единственное о чем сейчас стоит молиться.

Если что-то пойдет не так, не стесняйтесь спросить помощи у встречных путников. Нет нужды напоминать, насколько это опасная страна, даже без наступающих неприятностей. Если потребуется дополнительная помощь, мне известно, что Джахейра и Халид сейчас живут в гостинице Дружественная Рука. Они мало знают о том, что грядет, но они всегда были друзьями и без сомнения согласятся помочь.

Да пребудет с нами удача.
Я становлюсь все старее для всего этого.”

Э.

А потом она услышала голоса:
- Я рад, что нашел тебя так быстро, я был уверен, что ты будешь в храме в это время дня.
- Обычно так бы и было, но я попросил Имоэн, кое-что сделать для меня, кажется уже целую вечность назад, а она все еще не вернулась. Сначала я заподозрил, что она с Фриттой, но я ошибся, так что пошел искать ее сам.

Горайон и Уильен.
Она не могла ошибиться, это могли быть только они.
Имоэн стала оглядываться вокруг в писках путей к отступлению, и ее взгляд неожиданно был прикован к двум огромным окнам. Кабинет Горайона был одной из нескольких комнат, в которых открывались окна, и если расчеты Фритты были правильными, то прямо под ними была широкая сточная труба.
В выборе между риском телесных повреждений и обнаружения теми двумя, Имоэн знала что делать. Она ринулась к окну, тихо открыла его и вскарабкалась на подоконник. Легко спрыгнув на водосточную трубу, она стала осторожно продвигаться вдоль желоба к передней крыше. Она не смогла сдержать усмешку, когда услышала знакомый голос Горайона прямо над собой:
- Я уверен, что закрывал окно.

Какое-то время спустя, Имоэн, уже, будучи в саду около крепости, направилась в сторону казарм. Хотя письмо и было туманным, она не могла сдержать тяжесть, которая образовалась у нее в животе, после его прочтения.
Что-то было не так, и у нее было ощущение, что Фритта может очень скоро уйти. Ей надо было поговорить с ней, даже если и не говорить о письме, достаточно просто увидеться.
Имоэн сразу обнаружила ее. Хрупкая девушка с белоснежной кожей, которая была, по крайней мере, на пол фута ниже, чем остальные охранники. Если этого было не достаточно, чтобы она выделялась, то ее волосы выглядели намного более дико, чем обычно. Огромная копна вьющихся кудряшек, которые доходили ей до лапоток, и Имоэн заподозрила, что она опять уснула с мокрой головой.
Все стражники только что разделились на пары и начали тренировочный бой. Имоэн подошла ближе, узнав в партнере Фритты Ардена, одного из мерзких молодых охранников, которого наняли в Фламеруле***. Она знала, что ей следует подождать, пока они закончат. Но вид подруги воодушевил ее, и, не успев сдержаться, она крикнула:
- Эй, Фритта!
Фритта по привычке стала оглядываться, и поскольку она отвлеклась, ее противник увидел свое преимущество. Или он так подумал.
ВЫПАД
Фритта парировала удар своим кинжалом, не раздумывая и даже не видя его и в тоже время, спонтанным движением, подняла свой деревянный меч вверх, и нанесла удар оппоненту в голову.
- Извини! – Выкрикнула она, морщась, в то время как мужчина, схватившись за голову, рухнул на землю, неистово ругаясь.
Неожиданно их окружили люди, но из-за нехватки беспокойства, которое они, казалось, выказывали, Имоэн поняла, что для них эта ситуация не была в новинку.
Девушка слышала робкие извинения Фритты и подавила ухмылку, когда капитан стражи повернулся и бросил сердитый взгляд на нее. Поскольку противника Фритты вели в казармы, ей не нужно было долго уговаривать капитана разрешить ей закончить сегодня раньше и после нескольких минут обсуждения, капитан стражи, недовольно взмахнув руками, гордо прошествовал за Арденом. Фритта ухмыльнулась, прежде чем убрать свой тренировочный меч обратно в ножны и повернулась, чтобы идти к Имоэн.

В тот день погода была не очень подходящей для сидения на крыше. На земле было тепло, но высоко над стенами, огораживающими крепость, дул сильный ветер.
И все равно она настояла. В этом была какая-то традиция, то о чем знали лишь она и Фритта, делая это еще более важным, учитывая обстоятельства.
Имоэн тряхнула головой, прогоняя тревогу и возвращая внимание к своей подруге, которая сейчас перегибалась через край, разглядывая казармы.
- Может быть уже хватит? – Сказала Имоэн, морщась. Она нормально себя чувствовала, когда сидела на крыше, но в отличие от Фритты, она не рискнула бы подойти к краю. Фритта же казалась бесстрашной.
- Я хочу увидеть, не вышел ли он, не слишком ли я сильно его ударила… – Объяснила она, жмурясь, когда солнце выглянуло из-за облака.
- Да ну, кому какое дело? Он мерзавец. Он пытался ударить тебя в спину.
«И чуть не поймал меня в казармах, когда я практиковала свои воровские навыки…» - добавила она про себя.
- Я уверена, он не хотел… - Сказала Фритта, но затем, все-таки, села рядом с Имоэн. – Итак, зачем мы сюда пришли?
Имоэн мгновение колебалась, сомневаясь, стоит ли ей упоминать письмо. Она пожала плечами.
- Думаю, просто поговорить. У тебя очень давно не было свободного времени.
Фритта угрюмо вздохнула.
- Не говори.
Имоэн сочувственно кивнула. Всего лишь год назад они сидели в хранилищах, и Имоэн говорила Фритте не волноваться по поводу перегрузки работой. Тогда она была уверена, что Горайон просто преувеличивал для того, чтобы напугать ее, но как оказалось, он был чрезвычайно серьезен. И с тех пор, она видела подругу, лишь, здороваясь с ней в библиотеке, или за короткими беседами во время еды. Казалось, будто Горайон пытался подготовить ее к чему-то…
Имоэн почувствовала знакомое мрачное предчувствие, снова завладевающее ею, и выругала себя за то, что не заметила этого раньше. Горайону было не свойственно напрягать кого-либо так сильно, должно быть Фритта была в опасности.
- Ну, благодаря тебе, у меня теперь есть свободное время. Ты хотела о чем-то поговорить? Ты выглядишь немного отрешенной.
- Нет, я просто рада, что мы наконец-то можем провести время вместе. – Улыбнулась Имоэн.
Фритта улыбнулась в ответ, и они стали болтать о повседневных делах. Имоэн рассказывала о своих занятиях со Стином, а Фритта рассказывала об Архимаге Джессете, который с ее слов был «самой противной и сварливой высохшей старой ящерицей, которая когда-либо ходила в стенах этой крепости».
Но говорили они недолго. Имоэн была не настолько хорошей актрисой, чтобы ее лучшая подруга не поняла, что что-то было не так. Фритта, с другой стороны, была задета тем, что Имоэн что-то скрывает.
Имоэн смотрела, как ее подруга сидела, не произнося ни слова, смотря на море, и неожиданно заметила, как сильно она выросла за этот год. Фритта всегда была симпатичной с ее вздернутым носиком и простой улыбкой, но теперь ее черты переросли во что-то более выдающееся. Светлая кожа и непослушные волосы оставались такими же, но ее глаза, казалось, за эти годы потемнели до коричневого цвета, который в глубине был почти черным. Имоэн подозревала, что если бы не знала Фритту так хорошо, то при взгляде этих темных миндальных глаз, она бы чувствовала себя некомфортно.
Ее лицо тоже, наконец, потеряло округлость присущую детям. Имоэн наблюдала, как ветер отбрасывал ее волосы, открывая мягкие линии ее скул и щек, а затем, поднимая их вверх к ее мягко очерченному уху. Но этот образ царственной красоты был скоро разрушен, когда Фритта повернулась к ней с ее знакомой усмешкой.
- Эй, я тут вспомнила. На днях Флайдия сказала, что котята наконец-то стали ходить. Хочешь, пойдем, посмотрим?
Имоэн улыбнулась, неожиданно согревшись, несмотря на холод.
- Конечно.

Горайон сидел в своем кабинете, теплом и уютном в свете огня. Все шло так быстро, и он думал, не сделает ли он хуже, пытаясь перехитрить их. Может таков был их план, заставить его, подтолкнуть к опрометчивому решению, и убить ее так?
Была вероятность, что все это пройдет мимо, настоящее пророчество должно было начаться за долго до этого. Горайон вздохнул, просматривая письмо, казалось уже в сотый раз.

“…точное предсказание этих вещей крайне сложно…”

Высказывание, которое заставило его злиться на неопределенность.
Это было не просто пророчество; ее жизнь была на кону. Почему никто на это не обращал внимания? Его несколько раз предупреждали, что он слишком сблизился с девочкой, но было так сложно не привязаться к ней.
Стук в дверь вырвал его из мыслей. И подняв глаза, он увидел Фритту, стоящую около его стола, она улыбалась.
- Привет, Горайон, Бэсс послала меня к тебе с ужином, она сказала, что ты его пропустил.
Через секунду он понял, что она стояла с подносом.
- Что? О да, спасибо.
Фритта просто кивнула, ставя поднос напротив него и плюхаясь на стул около стола.
- У меня сегодня был такой замечательный день. Мы с Имоэн ходили посмотреть на котят Флайдии. Они такие милые. Там был такой маленький рыженький, который, по словам Имоэн похож на меня, а Флайдия смеялась, чуть ли не до обморока, ты ее знаешь…
Он совсем забыл про еду, Горайон смотрел на нее, радостно болтающую о хорошо проведенном дне, и чувство гнева поднялось в нем. Она была такой молодой, такой живой. Если бы только он узнал об этой угрозе раньше. И все равно, была ли эта настоящая угроза? Это могло быть всего лишь случайностью, не связанной с пророчеством. Мог ли он рисковать ее жизнью полагаясь, лишь на шансы?
Но им было все равно; для них дело было лишь в пророчестве. Она ничего не значила.
- Но потом она сказала, что когда они подрастут, я смогу забрать себе одного и…
Гарайон вдруг почувствовал, что его спокойствие дало трещину.
- Фритта!
Фритта повернулась к нему, и сердито на него посмотрела за то, что он так несправедливо на нее набросился.
- Что?
- Мы должны уйти.
Ее хмурый вид перешел в замешательство.
- Уйти? Куда уйти? …из Кенделкипа?
Неожиданное понимание вдруг нахлынуло на нее, и она продолжила, быстро тараторя:
- Я клянусь, это была чистая случайность, я не хотела ударить…
- Фритта, успокойся. Твои поступки здесь не причем.
Горайон вздохнул, ему бы следовало сделать это сейчас, но…
- Послушай, у меня нет времени объяснять сейчас. Просто иди и собери сумку, только самые необходимые вещи. Мы пойдем пешком. Будь готова завтра к полудню.
Фритта открыла было рот, для того чтобы спросить в чем дело или пожаловаться, но через мгновение она его закрыла и, не произнося ни звука, вышла. Ей не нужно было говорить, выражение обиды на ее лице сказало все Горайону без слов.
Еще раз посмотрев на письмо, лежащее на столе, он нервно разорвал его и бросил в камин.

Фритта медленно проснулась, убирая прядь волос с лица и выглядывая в окно. По положению солнца, она поняла, что до полудня остался всего час. Она посмотрела на маленький столик около кровати, где лежала записка, на ней почерком Горайона было написано ее имя. Она прочла ее, заранее зная, что в нем написано. Собрать вещи, взять снаряжение, зайти к Флайдии – вот это было неожиданностью, и, конечно, встретится с ним около крепости в полдень. Она бросила письмо и потратила несколько минут, копясь под кроватью в поисках своей старой кожаной сумки. Какое-то время она просто на нее смотрела, не желая мириться с тем, что это все означало. И вместо того, чтобы собираться, она пошла в дальний угол комнаты к своей лютне. Она сидела на кровати, наигрывая тихую мелодию на ней, пытаясь вообразить какого это будет, спать где угодно, кроме этой комнаты, быть где угодно, но не в Кенделкипе. Однако такие мысли не помогали, и в итоге, она отложила инструмент в сторону. Она тяжело вздохнула и начала грустное задание по сбору вещей.

Снаружи было ясное светлое утро, но Фритте было неуютно из-за мрачного предчувствия, от которого она ни как не могла избавиться. Она покинула огороженные стеной сады крепости, через задние ворота, проходя мимо постоялого двора прямо к дому Флайдии. Она стала стучать, но достаточно было одного удара, и дверь распахнулась. Так что она вошла, оглядываясь и зовя Флайдию.
Внутри не было ни звука, если не считать тихого мяуканья котят, находящихся где-то в глубине дома и шелеста, доносящегося, из груды свитков и книг, под которыми, она была в этом почти уверена, был стол. Фритта стала оглядываться вокруг, замечая, что на креслах лежали не сочетающиеся с ними подушки и покрывала. Полки были заставлены необычными кувшинами, банками и инструментами, а картины далеких земель покрывали стены. Дом Флайдии был совершенно уникальный в сравнении со всеми остальными домами, расположенными на территории крепости. Фритта удивлялась, как она умудрилась получить здесь дом, и зачем вообще ей это было нужно.
Когда она была ребенком, то любила приходить к Флайдии домой, все здесь казалось таким необычным и загадочным. Они с Имоэн когда-то чуть ли не дрались, чтобы помочь Флайдии по дому.
- Флайдия? – Опять крикнула она, неожиданно обнаружив, что о прошлом было больно вспоминать.
Наконец, она услышала звук шагов над головой и, несколько секунд спустя, Флайдия зацокала по ступенькам узкой лестницы, лучезарно улыбаясь.
- А, привет, Фритта. Ты долго ждала? Я задремала.
Фритта улыбнулась в ответ, качая головой. Флайдия была старше, чем Бэсс, и Фритта даже не могла вспомнить, чтобы она когда-нибудь выглядела молодо. Ее жесткие седые волосы выбились из большого пучка, когда она разглаживала юбку своего темно-сливового платья, вышитый бисером, желтовато-зеленый платок был небрежно накинут на ее плечи. Спустившись, она выпрямилась, опять направляя свой взгляд в сторону Фритты.
- Горайон сказал, ты хотела меня видеть? – Подсказала Фритта, когда поняла, что Флайдия не знает, зачем она здесь.
- А, да! Хотела. Проходи-проходи.

Фритта вошла в дом, пробираясь сквозь весь беспорядок, идя следом за Флайдией в заднюю комнату. Две кошки подняли на нее взгляд, когда она вошла в комнату, самодовольно следя за ее неуклюжим проходом через дверной проем. Комната оказалась своего рода кладовой, сундуки были плотно придвинуты к стенам, оставляя как раз достаточно места для нее и Флайдии.
- Итак, куда же я их положила? – Старушка задумалась, оглядывая сундуки. – А, вот! Подвинься, Феликс. – Наконец, найдя правильный сундук, сказала она, мягко подталкивая кота, спящего на его крышке. Феликс открыл один глаз и сонно посмотрел на них. Когда он понял, что они не передумают, кот медленно встал, будто подтверждая, что спешить ему некуда, грациозно спрыгнул на пол и вышел из комнаты. Флайдия открыла сундук.
- Ого… - Выдохнула Фритта, рассматривая самое красивое оружие и обмундирование, которое она когда-либо видела.
- Именно. – Улыбнулась Флайдия, вытаскивая пару легких сапог из шкуры козленка, бросая их в руки Фритты.
- Вот, мы возьмем это, и, эх, это тоже пригодиться…
Куча в руках Фритты неумолимо росла, и тут до нее дошло:
- Это все для меня?
- Конечно, дитя. – Засмеялась Флайдия, кидая покрытый голубым узором, длинный меч в кучу. – Предметы, как этот, не заслуживают того, чтобы быть спрятанными в сундуках. Они должны быть использованы в путешествиях, в приключениях. Чтобы они могли сделать себе имя…
Старушка тряхнула головой, ее взгляд вдруг затуманился.
- Ох, какие я могла бы тебе рассказать истории… но, боюсь, для этого уже поздновато. – Она вздохнула. – Итак, что дальше? Ах, да, одежда.
- А что не так с моей одеждой? – Спросила Фритта, защищаясь. Она всегда думала, что неплохо одевается.
Флайдия хмыкнула, удивляясь ее самолюбию.
- Все нормально, если ты здесь, в крепости. Но что будет, когда ты окажешься снаружи на диких просторах Фаэруна? – Ее глаза потускнели, и Фритта опять задалась вопросом, где она путешествовала, прежде чем обосноваться здесь, в Кенделкипе? – Что ты будешь делать, если погода испортится, и дождь будет идти несколько дней без конца?
Фритта пожала плечами.
- Промокну?
- Нет-нет-нет. – Флайдия продолжила, как будто и не слышала ее. – У тебя должна быть подходящая одежда. Значит, у тебя есть сапоги, так что все, что нам надо это… У меня есть как раз то, что надо.

Несколько минут спустя Фритта уже стояла среди беспорядка большой комнаты, одетая «подходяще». Брюки, которые дала Флайдия, хоть и были немного великоваты, но сидели неплохо, сапоги были как раз по размеру. Однако, в тунике она буквально тонула. Она свисала с ее плеч, горловина была слишком широкой для ее отнюдь не крепкого телосложения, туника доходила до коленей. Рукава были такими длинными, что полностью скрывали ее руки. И хотя это было что-то большее, чем просто кусок ткани, Фритта чувствовала себя неприлично одетой. Остальное было в порядке, но из-за выреза, ей казалось, что она постыдно оголяет свои плечи. Были видны даже лямки от лифчика!
Флайдию, казалось, это не волновало.

- Просто идеально. – Просияла она. – Теперь надо найти плащ.
Флайдия отправилась обратно в кладовую, пока Фритта подняла руку и уставилась на несколько дюймов висящей ткани, по которым лишь можно было догадываться, где заканчиваются ее пальцы.
- Флайдия… - Неуверенно начала она.
- Да, дорогая? – Послышался голос, заглушаемый ее шумным рытьем в вещах.
- Тебе не кажется, что она немного великовата?
Флайдия появилась в проходе, мягко улыбаясь:
- Глупости, дитя, ты в нее врастешь.

Остальное время, которое они провели вместе, Фритта пыталась объяснить, что в свои почти полные двадцать лет, ей уже расти некуда, но Флайдия ее совершенно не слушала и, обняв ее и улыбнувшись, отправила ее на выход. Если не считать того, что одежда, которой обеспечила ее Флайдия, была велика, она была отличного качества. Рубашки и брюки из черного льна, и пара туник разных оттенков синего, отделанные вышивкой. К тому же, после достаточно долгого копания в вещах, Флайдия нашла ей два плаща: один из легкого непромокаемого материала, чтобы прятаться от дождя, а другой, который оказался самым любимым из всех вещей, которые Фритта получила в тот день, тяжелый вельветовый плащ темно-синего цвета, окаймленный серым беличьим мехом. Фритте лишь было жаль, что сейчас была весна, и она сразу же не могла его надеть.
Но это не было настоящей проблемой, о которой она беспокоилась в тот момент. Ей было все равно, что говорила Флайдия. Она скорее отрастила бы вторую голову, чем выросла такой огромной, чтобы туника стала ей впору. Хотя, вырез ее больше не беспокоил. Она рассказала о своих беспокойствах Флайдии, но старушка лишь фыркнула и пробормотала что-то по поводу того, что это хорошо, что она уходит, если ее жизнь в Кенделкипе была настолько скучной, что она только об этом беспокоится! Длинный меч же теперь неуклюже весел на боку, и размер ее тела теперь показался Фритте более значимым. Рукава, однако, были для нее проблемой, поэтому лишь выйдя наружу, она спряталась за одним из амбаров и села за работу. Несколько минут спустя, она вышла с завернутыми рукавами и перевязанными двумя разными лентами, которые она только что сняла с волос.

Она посмотрела на солнце. Был почти полдень и, хотя колокола еще не звонили, до этого было недолго. Фритта направилась обратно к крепости, когда крик позади нее заставил ее обернуться. Имоэн только что вышла из гостиницы и подбежала к ней, улыбаясь.
- Привет! Классная туника… - Сказала она, как только подошла достаточно близко.
- Спасибо. – Ответила Фритта с саркастической улыбкой.
Имоэн улыбнулась, окидывая ее взглядом.
- Только посмотрите на нее - собрана и уже готова отправиться в путь.
- Ну да… Подожди, как ты узнала, что я ухожу?
Имоэн немного помрачнела, и Фритта уловила толику беспокойства на ее лице, прежде чем ее улыбка вернулась.
- Что? А это… Я услышала как Уильен говорил об этом с одним из мудрецов, когда я наконец принесла ему книги, которые он просил. Так ты знаешь, куда вы направляетесь? – Продолжила она, быстро меняя тему разговора.
Фритта покачала головой.
- Нет, Горайон отказался даже обсуждать это, и поэтому мне кажется, что мы отправляемся туда, где мне не понравиться. Мы разобьем лагерь на ночь, а я утром проснусь и обнаружу, что меня взяли на службу в Огненный Кулак или еще что-нибудь настолько же непривлекательное.
Имоэн фыркнула, печально улыбаясь.
- Знаешь, я, правда, буду по тебе скучать.
- Да, не беспокойся, ничто не сможет удержать меня далеко от этого места. – Засмеялась Фритта, пытаясь взбодрить себя также как и Имоэн.
Сердитый крик сзади, заставил их обоих замереть.
- Имоэн!
Фритта оглянулась и увидела фигуру Срина, недовольно мотающего головой.
- Ой, пора идти. – Имоэн обняла подругу. – Удачного путешествия.
Фритта улыбнулась, наблюдая за тем, как они возвращаются в таверну, и продолжила свой путь к крепости.

Но она прошла лишь несколько шагов, когда глухой удар, а затем какой-то треск, раздался из дома священника. Фритта опять посмотрела на небо, прежде чем направиться к хижине и аккуратно открыть дверь.
- Эй? Парда?
В комнате было темно и тесно, на всех окнах были задернуты занавески, и она с трудом могла разглядеть очертания мебели у дальней стены. Ее сердцебиение участилось. Она медленно вошла в комнату, и неожиданно что-то хрустнуло у нее под ногой. Она наклонилась и увидела на полу осколки разбитой чашки.
- Должно быть, ты ребенок Горайона?
Фритта подпрыгнула от неожиданности, огладываясь вокруг. Человек стоял в тени, спрятавшись за дверью.
- Кто вы? И что вы здесь делаете? – Сказала она, запинаясь, чувствуя, как мурашки забегали по коже. Она увидела, как мужчина улыбнулся, медленно выходя вперед и закрывая дверь.
- Кто я – не важно. А вот кто ты, намного важнее.
Мужчина начал медленно на нее надвигаться, заставляя ее отходить все дальше и дальше от двери.
- Мне очень жаль, но это лишь вопрос выгоды, а твоя голова будет стоить отличную сумму денег. Я убью тебя сам, и мне ни с кем не придется делиться.
Он опять улыбнулся и в ту же секунду вытащил кинжал и засмеялся.
Фритта закричала, хватая его за запястье, чтобы увернуться от удара. Он промахнулся, но сильно ударил ее своей свободной рукой. Она полетела на пол, таща его за собой.
Какое-то время они боролись, но из-за того, что он был сверху, ей было тяжело дышать. Руки, казалось, налились свинцом, пока она пыталась держать его руки на расстоянии. Ее силы постепенно убывали. Она почувствовала, как кинжал касается ее виска, и паника поднялась внутри нее. Одним быстрым движением она оттолкнула руку с кинжалом, и он воткнулся в пол около ее уха, затем она ударила убийцу другой рукой. Мужчина пошатнулся, и у нее оказалось достаточно времени, чтобы его столкнуть, откатиться назад и подняться с пола.
Секунду спустя, мужчина освободил свой кинжал, смотря на нее с жестокой улыбкой, но было слишком поздно. Последнее, что он увидел быт взмах руки и блеск меча. Фритта облокотилась о стену, пытаясь забыть глухой звук удара его головы об пол.

Спотыкаясь, она вышла наружу, потрясенная и жмурящаяся от яркого солнца. Это на самом деле случилось? Она оглянулась назад, увидев открытую дверь и жуткую темноту в доме.
- Фритта?
Она стала оглядываться и увидела священника Парду, стоящего позади нее. Его старое морщинистое лицо выражало беспокойство.
- Фритта, с тобой все в порядке? У тебя порез над бровью. – Сказал он тихо. Фритта, едва его слыша, поднесла руку ко лбу. Парда следил за ней, пытаясь посмотреть в глаза, пока она с удивлением смотрела на свои теперь окровавленные пальцы.
- Дитя, что-то в твоих глазах говорит мне, что что-то не так.
Это, похоже, привлекло ее внимание, она отвела взгляд от руки и посмотрела на него. Ее глаза, казалось, никогда не были такими темными.
- Это… пустяки Парда. Я была у Флайдии сегодня утром, одному из котят не понравилось, что я его трогаю. Вот и все.
Парда хотел расспросить ее больше, но тут зазвенел библиотечный колокол, отбивая полдень, и Фритта, встрепенувшись на звук, неожиданно оживилась.
- О, Боги, Горайон! – Выкрикнула она, сорвавшись с места на бег, оставляя священника печально качать головой.

Фритта бежала по дороге к библиотеке, уклоняясь от стражников и мудрецов как от чувства отчаяния и желания отгородиться от того, что недавно с ней произошло. Она обежала стоящую на пути девушку, тяжело нагруженного ученого, грациозно перепрыгивая тюки, которые лежали на ее «новом» пути и обогнула угол у арки главного входа.
Она легко притормозила, прежде чем повернуться и помчаться через сад, который превратился в ее глазах в смазанное пятно, когда она подошла к ступенькам и Горайону. Фритта остановилась перед ним, тяжело дыша и подрагивая.
- Опаздываешь, не так ли? – Заметил он суровым голосом.
Но Фритта не могла ни выдержать его взгляд, ни ответить, а лишь опустила глаза в молчании.
- Неужели нет оправданий? – Спросил он уже более доброжелательно.
Фритта открыла рот, чтобы рассказать о том мужчине, о крови, обо всем. Но слова застряли у нее в горле.
- …нет, ничего. – Наконец, ответила она.
Горайон какое-то мгновение смотрел на нее, прежде чем принять этот ответ, а затем продолжил:
- Итак, ты здесь, так что мы отправляемся сразу же. Так что слушай очень внимательно…

Фритта спешила за Горайоном, находя сложным успевать за таким высоким человеком. Она обернула плащ вокруг себя, вдыхая его незнакомый запах, и пытаясь избавиться от неприятного ощущения в животе. Сначала оно сформировалось из-за атаки в доме клирика, оно лишь усилилось, после слов предупреждения от Горайона, когда они покидали крепость. А теперь лес, на который она любовалась так часто, но никогда по нему не ходила, погрузился во тьму, и она чувствовала себя почти переполненной тревогой.
Вдруг Горайон остановился, давая ей знак, чтобы она сделала то же самое. Фритта стояла у него за спиной, отчаянно пытаясь услышать опасность за шелестом листьев деревьев на ветру.
- Фритта, на нас устроили засаду, - наконец, прошептал Горайон, ее сердцебиение участилось, - останься там.
Даже не оглядываясь, он махнул в сторону деревьев позади, прежде чем выйти вперед.
- Я знаю, вы здесь. Покажитесь!
Фритта затаила дыхание, когда группа вышла на поляну, их было около пол дюжины, но не только это было причиной тревоги. Посреди них стоял огромный воин, одетый в доспехи, о подобных доспехах Фритта лишь читала. Чешуйки металла сливались в плотный панцирь, закрывающий все тело, украшенный здесь и там зубцам и черепами, завершаясь шламом в форме головы какого-то ужасного животного и внутри его зияющей пасти, Фритта могла разглядеть пару человеческих глаз.
Глаз, которые были устремлены на нее.
- Ты восприимчивый, для старика. Ты знаешь, почему я здесь. Сдавайся и никто не пострадает.
- Ты глупец, если думаешь, что я поверю твоей добродетельности. Отойди, и твои лакеи не пострадают.
- Мне жаль, что ты так считаешь, старик.
Разразился бой.

Фритта смотрела, не в силах шевельнуться, как Горайон читал заклинание за заклинанием, лес ожил от блеска искр, и тел покрывающих землю.
А потом этот огромный рыцарь встал перед ним. Даже после всего, что она видела, что мог Горайон, она хотела прокричать ему, чтобы он бежал. Что-то в этом человеке было не так, просто от взгляда на него все внутри у нее словно сковывало холодом.
Но Горайон не побежал, он выбрасывал одну за одной – град мерцающих сфер. Рыцарь стоял не шелохнувшись, и в какой-то момент Фритта задалась вопросом – подействовали ли они на него? Неожиданно рыцарь двинулся, и она с трудом уловила блеск меча.
Результат был плачевным. Мгновение Горайон стоял, чуть качаясь, прежде чем рухнуть на землю. Фритте показалось, что этот удар задел и ее. Она попятилась назад, глаза были прикованы к телу Горайона, сдавленный крик вырвался у нее из горла, она развернулась и бросилась бежать.

* Митрул - по земному календарю Май
** Алтуриак - по земному календарю Февраль
*** Фламеруле - по земному календарю Июль

 
ДжуДжуДата: Суббота, 10-Мар-2007, 19:57 | Сообщение # 3
киносайтер
Группа: Администраторы
Сообщений: 451
Репутация: 5
Статус: Offline
Глава 3 – Друзья

Фритта бежала со всех ног, в ушах эхом отдавался каждый звук вокруг – каждый шорох, шелест листьев и глухой стук ее собственных торопливых шагов. Ее легкие буквально кричали, требуя воздуха, и Фритта уже стала задыхаться. Она нырнула в подлесок, ветки безжалостно цеплялись за ее одежду, будто пытаясь ее задержать. Неожиданно, что-то схватило ее за ногу, но прежде чем Фритта это поняла, она уже лежала на земле. Ее рот наполнился землей и листьями, когда крик удивления вырвался у нее из горла. Она яростно пиналась, переворачиваясь на спину, в попытках защитить себя и только потом поняла, что ее противником был лишь старый искривленный корень. Мгновение она лежала, жадно хватая воздух, в то время как боль в боку нарастала. Но вскоре ее снова охватила паника. Секунду спустя, она с трудом встала на ноги и снова ринулась бежать, с огромной скоростью пролетая мимо кустов и деревьев.
Наконец, она остановилась около толстого дерева и бросилась в ближайшие кусты. Она вся сжалась там, дрожа от страха и пронизывающего холода, пытаясь услышать звуки приближения своих преследователей сквозь шум крови в ушах, приливающей с каждым ударом сердца.
Ее и без того тяжелое дыхание перешло в частые глотки воздуха.
Вся дрожа, она собрала оставшиеся силы и с трудом залезла на дерево. Оказавшись в относительной безопасности, она облокотилась о ствол и заплакала.

Фритта резко проснулась, тот час, хватаясь за ветку, чтобы не упасть. Солнце встало, и листья вокруг нее были мокрые от росы. Как долго она спала? Фритта уловила движение внизу, и ее сердце замерло. Она смотрела сквозь листья, не решаясь даже вздохнуть, пока ее взгляд не сфокусировался на знакомой фигуре, видневшейся вдали.
Это была Имоэн.
В одну секунду, ее заполнило облегчение, и она чуть ли не свалилась на землю, слезая с дерева, чтобы поприветствовать ее.
- Имоэн.
Девушка остановилась и обернулась. С минуту они стояли, смотря друг на друга, прежде чем кинуться обниматься.
- Боги, Фритта, я так волновалась! Тебя нигде не было. – Взволнованно заговорила она, как только они уже опять смотрели друг на друга, неожиданно ее голос дрогнул, и она продолжила почти шепотом. – Я… я видела, что случилось с Горайоном… Мне очень жаль…
Фритта подавила новую волну слез и, не смотря на свое облегчение, что ее подруга была рядом, она забеспокоилась, что Имоэн ушла из Кенделкипа искать ее.
- Ты… ты об этом знаешь?
- Ты слышала, наверное, что ожидался приезд монахов из Ордена Карлек? Они прибыли вчера и все говорили о звуках сражения. Они думали, что это были бандиты, но…
- Как ты узнала, что это были мы?
- Я прочитала письмо, у Горайона в кабинете, позавчера. – Сказала Имоэн, грустно качая головой. - Я точно не помню, что в нем было написано, меня тогда отвлекли, только то, что ты была в опасности. Тогда я услышала, что на кого-то напали недалеко от крепости… И вот я здесь.
Фритта чувствовала себя ужасно. Теперь они обе были в опасности, и это все была ее вина.
- О, Имоэн. Но ведь они не пустят нас обратно, без Горайона… Ты не должна была…
- Ой, только не начинай! Перед тем, как я ушла, Уинторп со своим «принеси то, почисти это», мне успел порядком поднадоесть…
Имоэн ухмыльнулась.
- Ну, вот я здесь. Что же мы будем делать?
Фритта слабо улыбнулась, быстро потирая лицо в попытке взбодриться.
- Значит так, Горайон сказал, что его друзья живут в гостинице Дружественная Рука, и туда я должна отправиться, если…
Она тряхнула головой, не желая думать о том, что случилось. Заметив это, Имоэн положила ей руку на плечо.
- Может нам стоит вернуться туда, к его телу… попрощаться…
- Нет, туда я никогда не вернусь. – Твердо сказала она, направляясь идти прямо на север. – Пошли, мы успеем до заката, если поторопимся.

Погода была такой же хорошей, как и вчера, и Имоэн думала, что могла бы наслаждаться прогулкой по лесу, была бы она при других обстоятельствах. Фритта держалась молодцом, хотя в какие-то моменты и была немного зажатой…
- Ну, ты была немного груба с ним, принимая во внимание, что он был иностранцем… - Укоризнительно сказала Имоэн, когда они с Фриттой стали обсуждать странного путника, которого они встретили по дороге.
- Неправда, я просто обратила его внимание на то, что ходить и спрашивать людей о их психической устойчивости немного ненормально. К тому же, мне не показалось, что он обиделся.
- Да, - неохотно согласилась Имоэн, - но он был немного ненормальный, да?
- Да, я бы сказала большинство магов такие, - со знанием дела сказала Фритта, - магия сводит с ума. Большинство, использующих магию страдают сумасшествием. Хочешь сойти с ума – становись магом.
- Откуда ты это знаешь?
- Узнала, когда изучала «Историю Использования Магии: От Открытия Нетерских Свитков До Сегодняшних Дней». Это была одна из работ, которую Джессет мне задал написать, чтобы не учить меня каким-либо настоящим заклинаниям. Говорил, что мне нельзя доверять.
Имоэн улыбнулась. Это было похоже на Джессета.
- И что же он сказал, когда ты преподнесла ему этот факт?
Фритта пожала плечами.
- Ничего, но увеличил количество слов до четырех тысяч. Эй, смотри, - сказала вдруг Фритта, указывая вдаль, - впереди кто-то есть.

Имоэн посмотрела вперед и увидела двоих путников, наблюдающих за их приближением, они были похожи на человека и полурослика. Человек был высокий и худощавый одетый в грязно-зеленую мантию. Его глаза, окруженные странными татуировками, бегали в беспорядке туда-сюда. Полурослик носил простую одежду разных оттенков коричневого, смешивающегося с его собственной земляной бледностью. Так что единственным выделяющимся пятном в этой одноцветной массе были его золотые сережки: по одной в каждом ухе.
- Подожди, Монтарон, эти юные путники нуждаются в помощи. Кто-то напал на тебя, странник, и ты едва избежал смерти. - Человек обратился к Фритте с обеспокоенной улыбкой.
- Ты прав, Кзар, она выглядит здорово побитой. – Согласился полурослик, хотя Имоэн заметила в его взгляде больше «профессионального интереса», чем беспокойства.
- Похоже на то. Я могу предложить вам лечебное снадобье, если хотите, в знак добрых намерений.
- О, нет, спасибо. Я в порядке, просто выгляжу хуже, чем себя чувствую. – Сказала Фритта с тусклой улыбкой, вытаскивая веточку из волос.
Имоэн не нравился интерес, который проявляли эти незнакомцы. До этого они очистили одежду Фритты почти от всей грязи, когда остановились перекусить, а волосы Фритты обычно всегда были немного взъерошены. Если не считать темного синяка у подбородка, то Имоэн считала, что Фритта выглядела вполне нормально.
- Как пожелаете. – Продолжил Кзар с небольшим смешком. – Но вы выглядите как искатели приключений, возможно, вы захотите отправиться с нами в Нашкел. Это неспокойный район и мы бы хотели расследовать некоторые неприятные слухи, относительно местного рудника. Некоторых знакомых весьма заботит нехватка железа. Особенно же интересно, кого в этом следует винить. Мы должны встретиться с мэром города, человеком по имени Беррун Гасткил, я полагаю.
Имоэн наблюдала за ним. Кзар постоянно дергал свои пальцы, бубня что-то себе под нос. В то время как Монтарон хитро посматривал в их сторону, выковыривая грязь из-под ногтей с помощью своего острого опасно выглядящего кинжала. Имоэн сдержала подступающую дрожь. Фритта оглянулась на нее, и Имоэн пыталась показать всем своим видом, что ей не нравиться эта идея. Однако Фритта лишь пожала плечами, поворачиваясь обратно к незнакомцам.
- Конечно, мы присоединимся к вам, но нам нужно кое с кем встретиться в гостинице Дружественная Рука, вы могли бы пойти с нами, если хотите.
К ужасу Имоэн, они неохотно согласились и продолжили с ними путь на север. Она осталась сзади и схватила свою подругу за ворот, чтобы ее задержать.
- Фритта, ты, правда, думаешь это хорошая идея? – Прошептала она, осторожно поглядывая на удаляющуюся парочку.
- Да, а почему нет? Если бы они хотели причинить вред, они бы атаковали сразу, так? К тому же Горайон сказал… он сказал, что безопаснее путешествовать в группах.
Фритта мягко улыбнулась и отправилась вслед за их новыми спутниками.
- На счет этих двух, я не уверена. – Мрачно пробормотала Имоэн, прежде чем последовать за ней.

Имоэн в очередной раз нахмурилась, поглядывая на Монтарона, идущего рядом с ней. Тишина между ними соседствовала с враждебностью. Сзади доносился знакомый смех Фритты, свидетельствующий о дружеской болтовне между ней и Кзаром.
«Как он может ей нравиться?» - Задавала себе вопрос Имоэн уже в шестой раз за день. Иногда она не понимала Фритту, Кзар и Монтарон были очень подозрительными и они обе это знали. Она все время говорила об этом с Фриттой, пока они следовали за ними на север.
Чуть раньше, в попытке быть более дружелюбной, Имоэн спросила у них об их делах в Нашкеле. Кзар лишь пробормотал что-то о том, что «им надо кое-что разведать», прежде чем быстро сменить тему, а Монтарон вообще пригрозил ей «телесными повреждениями», если она еще раз поднимет эту тему. А то, что Фритта не приняла всерьез ее жалобы и слова Монтарона: «Закрой свой рот или я сделаю это за тебя.» не произвели на нее особого впечатления, если не считать, что она обещала сама сказать что-то вроде этого, если Имоэн не закроет эту тему. Поначалу она думала, что Фритта не поняла, что их спутникам, мягко говоря, нельзя доверять, но оказалось, что она думала точно также как Имоэн.
- Тогда почему мы путешествуем с ними? – Спросила Имоэн, раздраженная фактом того, что Фритта не воспринимает это всерьез.
- Потому что это намного безопасней, чем добираться туда в одиночку. Слушай, я знаю, что они, возможно, не лучшие спутники, и мы не можем им доверять, но это не значит, что мы не можем быть друзьями. – Сказала она, ухмыляясь, но, видя раздражение Имоэн, добавила. – Имоэн, я не могу испытывать неприязнь к людям, потому что они «злые». Необходимость требует того, чтобы мы с ними путешествовали и я не понимаю, почему я должна притворяться, что я против этого, если это не так.
Имоэн не захотела продолжать эту беседу, и, наверное, поэтому спустя несколько минут Фритта завела беседу с Кзаром, и из-за этого она все также шла рядом с Монтароном, в течении следующего часа.
Имоэн беззвучно вздохнула. Жизненная позиция Фритты «живи и дай жить другим» была хороша в теории, но такой ее нрав мог привести к неприятностям. Она опять нахмурилась из-за смеха донесшегося от парочки позади. Имоэн подняла взгляд к небесам с мольбой в глазах, и оказалось, что она была уже услышана. Прямо над деревьями она смогла разглядеть серые зубчатые стены на фоне голубого неба. Гостинца Дружественная Рука.

Они присоединились к небольшой очереди, которая медленно шла через ворота. Несколько минут спустя, после продолжительного объяснения правил, им разрешили войти. Внутри в окружении высоких каменных стен, было несколько домов, конюшни и храм и среди них господствовала впечатляющая крепость, которая стояла в центре. Это было огромное здание, не меньше Кенделкипа, но его архитектура была менее замысловатой, будто у строителей было больше других, более важных забот.
Фритта шла впереди, следуя указаниям стражников, поднимаясь по ступенькам с восточной стороны крепости.
Наверху стоял человек, в темно-серой мантии, он внимательно осматривал всех, кто приближался. Его взгляд скользнул по ним, прежде чем неожиданно остановиться на Фритте.
- Привет, путник. – Поздоровался он, спускаясь по ступенькам к ней. – Я не видел тебя здесь до сего дня. Что привело тебя в Дружественную Руку?
- Ничего особенного, - ответила Фритта, посылая озадаченный взгляд назад – Кзару и Имоэн – мы просто ищем место, где отдохнуть.
- Ясно. Извините меня за мою нескромность, но вы мне напоминаете человека, которого я ищу. Вы держите путь случайно не из Кенделкипа? – Сказал он это широко улыбаясь, и эта улыбка Фритте не понравилась.
- Я там как-то раз была. – Ответила Фритта легко пожимая плечами. – А что?
- Нет, ничего особенного. Я просто ищу кое-кого из того района. Возможно, вас зовут Фритта?
Его голос был спокойным и даже дружелюбным, но его острый взгляд очень внимательно изучал ее лицо. Она заставила себя посмотреть ему в глаза.
- Впервые в жизни слышу это имя, извините. – Сказала она проходя мимо него. Неожиданно его рука возникла у нее на пути.
- Неужели? Я в этом очень сильно сомневаюсь. Не шевелись, у меня есть кое-что для тебя.

Фритта с криком отпрыгнула назад, как вдруг перед ней оказался не один мужчина, а целых шесть одинаковых фигур, все делали одни и те же движения, и занудный голос, произносящий заклинание, заполнил все вокруг.
Она вытащила меч, нанося удар по ближайшей фигуре, она должна была сбить его концентрацию, или следующее его заклинание будет последним, что она увидит перед смертью. Имоэн выпустила из лука стрелу, и она пролетела мимо Фритты, заставляя, наконец, фигуру исчезнуть, пока позади нее Кзар читал свое собственное заклинание. Но времени им не хватало. Руки незнакомца стали двигаться быстрее и вот, Фритта уже видела, как у него между ладоней стала появляться огненная стрела. Осталось еще две фигуры, когда заклинание, наконец, остановилось. Он посмотрел вверх, и охваченная паникой Фритта сделала последнюю отчаянную атаку. Она размахнулась и ударила левую фигуру. Последняя копия исчезла.
Долю секунды, пылающая стрела парила в его руках, и убийца улыбнулся, глядя на нее. Энергия пульсировала между его ладоней, когда он уже был готов выпустить стрелу из рук. Но затем все прекратилось.
Фритта в ужасе смотрела, как его глаза расширились, а улыбка превратилась в предсмертную гримасу. Стрела исчезла, и он схватился за грудь, наконец, падая на землю. Позади него стояла знакомая фигура, наполовину укрытая тенями лестницы.
- Монтарон?
Полурослик гордо ухмылялся, показывая два ряда его коричневых зубов, и Фритта подумала, что в этой улыбку было слишком много удовольствия от того, что он только что сделал. Он убрал свой кинжал, и Имоэн с ужасом наблюдала за тем, как он наклонился и стал обыскивать тело.
- Да ладно, теперь он тебя не тронет. – Почти добродушно сказал он.
Фритта поежилась, легонько вздрогнув, и склонилась, чтобы помочь ему. Имоэн, однако, категорически отказалась и отошла немного в сторону, как будто даже наблюдение за такими вещами ее оскорбляло. Нашли они у него немного. Монтарон забрал то малое количество золотых монет, что они у него нашли, но Фритта нашла пару свитков, сложенных у него за поясом, которые захотела показать Имоэн. Очевидно, проблема Имоэн с обчисткой тел не распространялась на добычу, особенно на такую соблазнительную. Имоэн очень давно была увлечена магией.
- Имоэн, смотри, что я нашла. – Сказала Фритта бросая ей пергамент.
- Ооо, заклинание. – Выдохнула она, держа его с заботой, граничащей с почтением. – А это что?
- Объявление о вознаграждении за мою голову. – Сказала она, пожимая плечами. – Но они лишь предлагают двести золотых. Никакой пристойный головорез не будет за мной гоняться из-за этой малости.
- Эй, вы идете?
Фритта обернулась и увидела Монтарона, поднимающегося по ступенькам к гостинице, и зеленую мантию Казра, исчезающую за огромными дверьми.

Внутри Фритта обнаружила большую и намного более людную версию гостиницы Уинтропа. Народ был везде – сидели и стояли в парах и группах, пока официантка ходила между ними. Фритте это напомнило, как когда-то Тесторил показал ей улей, который был позади крепости – все это пчелиное жужжание о их жизни, даже не подозревающие насколько хрупко их существование, не знающие о их присутствие. Тогда она сказала Тесторилу, что чувствовала себя богом, наблюдая за этими пчелами, но он лишь посмеялся и отправил ее назад в библиотеку.
- Фритта? Эй?
Имоэн махала рукой напротив ее лица.
- Извини, я отвлеклась.
- Ага, я заметила. – Сказала она, улыбаясь. – Я сказала: «Давай пойдем и поищем тех друзей?»
- Да. – Ответила Фритта, поворачиваясь к их спутникам. – Нам лучше пойти и побыстрее их отыскать.
- Хорошо, мы будем у стойки. Кзар… Кзар?
Некромансер был занят, он быстро писал в своей маленькой книге, бормоча что-то невразумительное себе под нос. Монтарон нервно ударил ему локтем под ребра.
- А! Правильно, ну, мы пойдем и, эээ, и раздобудем что-нибудь выпить.
Фритта кивнула и они разделились. Двое мужчин растворились в толпе.
- Слава Маске, они ушли! – С облегчением сказала Имоэн.
- Хм, ты бы пожалела о том, что их нет, когда мы встретили наемного убийцу! – Сухо сказала Фритта внимательно глядя по сторонам. – Пойдем, будем наедятся друзья Горайона придуться тебе более по вкусу.

Это казалось, было намного более сложным заданием, чем они ожидали. И им уже предстоял третий обход комнат, который все-таки увенчался успехом. Фритта и Имоэн стояли на ступеньках, обсуждая стоит или нет осматривать верхние этажи. Когда чей-то голос прорезал окружающий их гул.
- Привет!
Они увидели две легко вооруженные фигуры, обе эльфийской крови, они стояли в ближнем углу. Они были одного роста, но оба были выше, чем они с Имоэн. Женщина была чуть загорелая со светло-русыми вьющимися волосами, которые чуть доставали ей до плеч. Мужчина был бледнее, его темные золотисто-каштановые волосы были собраны на затылке.
Фритта напряглась, когда они приблизились.
- Если они что-то сделают, беги со всех ног, хорошо?
Имоэн кивнула.
- Что-то в тебе мне з-знакомо, дитя. – Начал мужчина внимательно смотря на нее своими глубокими голубыми глазами.
Фритта легко нахмурилась. Эти, по крайней мере, более походили на добродушных.
- Твои манеры напоминают мне мудреца, которого я з-знаю по имени Горайон.
Хотя это и привлекло ее внимание, она услышала удивленный вздох Имоэн позади нее.
- Правда?
- Это почти неуважение к нему, но я тоже заметила. – Сухо сказала женщина и Фритта вовремя остановила Имоэн локтем, чтобы пресечь грубый ответ.
- Я Фритта, а это Имоэн. Горайон был моим приемным отцом.
- Был? Он не с вами? – Продолжила женщина, обеспокоено глядя на них. – Я предполагаю худшее. Он бы не позволил своему единственному ребенку путешествовать без своего сопровождения.
- Я Халид, а это Джахейра. – Сказал мужчина с доброй улыбкой. – Мы давние друзья твоего приемного отца, если… если он скончался, мы разделяем твое горе.
- Горайон часто говорил, что беспокоится о твоей безопасности, даже ценой собственной. – Резко сказала Джахейра. - Он также желал, чтобы Халид и я стали твоими наставниками, если ему придется безвременно исчезнуть. Однако, теперь ты стала старше и можешь сама выбирать себе спутников.
Фритта почувствовала обиду из-за того, что Горайон, судя по всему, давно знал об опасности, до такой степени, что он нашел ей попечителей и не разу ей об этом не говорил.
- Мы могли бы путешествовать с тобой, пока все не утрясаться. И поможем найти тебе место в жизни.
- Халид и я ... расследовали некоторые происшествия. Ходят слухи о странных случаях на руднике. Ты, конечно же, слышала о нехватке железа? Ты бы могла нам очень помочь. Это влияет на всех, и на тебя тоже. Нам нужно встретиться с мэром города, Берруном Гасткиллом
- Мы как раз уже направляемся в Нашкел. Наши спутники тоже хотели туда отправиться. – Сказала Фритта, ее лицо просветлело, когда она увидела Кзара и Монтарона, возвращающихся из бара.
- Ах, Фритта, вот ты где. О?
- Кзар, Монтарон, позвольте мне вам представить Халида и Джахейру, давних друзей моего отца.
Напряжение было ощутимо, поскольку между ними повисла неловкая тишина.
- Правда? Очень интересно… - Наконец произнесла Джахейра, изучая холодным критическим взглядом этих двоих. – В таком случае, я думаю, что она определенно следует путешествовать вместе. Никогда нельзя быть слишком осторожным в дороге, опасность может придти откуда угодно…

Кзар и Монтарон переглянулись и, извинившись, отошли в сторону. Они какое-то время разговаривали поодаль от них, затем Кзар вернулся обратно.
- Ах, Фритта, можно с тобой переговорить? – Пробормотал он, пытаясь избегать пристального взгляда Джахейры. Фритта отправилась вместе с ним к полурослику. Кзар взглянул на своего хмурого компаньона и нетерпеливо кивнул.
- Мы с, ээ, Монтароном решили, что будет лучше, если мы разделимся. Наши дела и взгляды тех ваших друзей могут, хм, немного не совпасть в будущем. Так что мы отправимся в Нашкел прямо сейчас.
- Хм, ну, хорошо.
Фритта пожала плечами, соглашаясь. По крайней мере Имоэн теперь будет довольна.
- В-возможно мы вскоре опять встретимся. – Сказал маг, еще раз покосившись на Монтарона.
- Тогда, пока, - Фритта улыбнулась и протянула руку для крепкого рукопожатия, - счастливого пути.
Кзар стоял, ошеломленно смотря на нее, пока, наконец, Монтарон не ударил его по руке.
- Ах, да. До свиданья.
Фритта посмотрела как они покидают гостиницу, прежде чем вернуться к тому, что осталось от их компании. Имоэн над чем-то смеялась, пока Халид пытался поговорить с Джахейрой в стороне. Фритта вздохнула.
Почему же у нее было ощущение, что через пару часов ей будет не хватать компании кровожадного полурослика и сумасшедшего некромансера?

Джахейра встала и на мгновение посмотрела на свое отражение при свете свечей. Сегодня линии казались, были более резкими, а может, это она была такой. Она вздохнула одевая сорочку и провела рукой по волосам.
- Возможно, будет лучше, если мы отведем их обратно в Кенделкип, дорога – не место для таких молодых девушек.
Халид поднял взгляд от книги, которую он лишь претворялся, что читает и стал наблюдать, как его жена расчесывает волосы. Он ждал этого разговора еще до ужина.
- Джахейра, их не пустят обратно, и ты это прекрасно знаешь. Лишь влияние Горайона позволяло ей оставаться там, теперь, когда он умер…
- Отлично! – Огрызнулась она, громко стукая расческой о тумбочку и усаживаясь в ногах кровати. – Но что мы должны сделать? Взять их с собой? Ты видел их за ужином, они слишком молоды, чтобы путешествовать в такие времена!
Халид вздохнул, не желая ссориться так поздно вечером.
- Они обе уже достаточно взрослые и смогли добраться сюда без нашей помощи.
- Да, вместе с двумя спутниками, хуже которых и придумать нельзя! Кто знает, что бы с ними случилось, если бы они не нашли нас.
Он улыбнулся. Ему было приятно знать, что под маской раздражения, она беспокоилась об их безопасности, даже если сама никогда и не признает этого.
- Они молоды в суждениях, я согласен. – Сказал он спокойно, похлопывая по кровати рядом с собой и задувая свечу. – Но они скоро повзрослеют, когда того потребуют обстоятельства.
Джахейра не выглядела убежденной, но передвинулась к нему и залезла под одеяло. Халид тоже лег, удобно устраиваясь рядом со своей женой.
- Все будет в порядке, дорогая, поверь мне.

Имоэн сидела в кровати, следя за лицом Фритты в зеркале, пока та стояла и заплетала свои волосы.
- Может нам стоит сказать, что мы передумали, ты знаешь, пойдем своим путем… - Не торопясь предложила она, пытаясь оценить ее реакцию.
- И что мы будем делать? – Фыркнула Фритта, поворачиваясь к ней лицом. – Нам негде жить, и у нас совсем нет денег. Если ты, конечно, не планируешь стать наемным убийцей.
Имоэн нахмурила брови при виде объявления о вознаграждении, которое Фритта только что кинула ей. Она развернула свиток.

ИЗВЕЩЕНИЕ О НАГРАДЕ

Путь знают все те, кто имеют злые намерения о том, что разыскивается Фритта, приемный ребенок Горайона и за ее голову предлагается награда.

Эту девушку в последний раз видели в районе Кенделкипа, и она должна быть убита немедленно.

Тот, кто принесет доказательство ее смерти, получит не менее 200 золотых.

Как обычно, всякий, кто раскроет эти планы силам закона, подвергнется участи разыскиваемого.

Имоэн невольно поежилась и отложила свиток. Фритта была права не только в том, что у них не было ни дома, ни денег. Перед ней было ясное напоминание того, что где-то были люди, желающие убить ее. Сейчас совсем не время им путешествовать в одиночку.
- Знаю, знаю… - Уступила Имоэн, отвечая на свой голос разума, также как и на Фриттин. – Но ты же видела их за ужином. Эта женщина, Джахейра, уже нас ненавидит, это точно!
Фритта устало кивнула, прежде чем пожать плечами и отправиться в свою постель.
- Горайон сказал, что мы можем им доверять, а этого для меня достаточно. Слушай, они же избавились от Кзара и Монтарона, я думала ты будешь им петь бравады за это! Ложись уже. – Сказала она, закрываясь одеялом и уютно поворачиваясь на бок.
- Да, наверное, ты права. – Вздохнула Имоэн, устраиваясь в своей кровати. – Просто теперь не повеселишься, когда эта друид Джахейра рядом.
- Ох, Имоэн, - Улыбнулась Фритта, поднимаясь, чтобы задуть свечу, - все будет хорошо, поверь мне.

Фритта не часто видела сны, но сегодняшней ночью ее видения были поистине реальными. Она долго шла, но в конце концов оказалась в Кэнделкипе. Перед ней стоял ее бывший дом, но ворота его были закрыты на засов. Через стену виднелась свеча в ее старой комнате, но в то время, когда свет пытался прорваться наружу, кирпичи вокруг окна сближались. Кажется, сами стены сговорились держать ее в страхе.
Вдруг знакомый голос пугает ее, хотя он спокойный и мягкий. "Тебе нельзя возвращаться, дитя. Ты должна идти вперед". Горайон возникает перед ней, и хотя его облик должен вызывать спокойствие, он кажется тенью себя при жизни. Он мертв во сне так же, как и в реальности.
Фантом приемного отца указывает в сторону темноты леса так, словно приглашает ее. Возможно, это и так, в некотором смысле, но путешествие будет тяжелым. Пока Фритта думала так, перед ее глазами возник ровный и ясный путь. Кажется, он создан специально для нее и обещает быстро увести ее от той жизни, что она когда-то вела. Возможно, это было бы к лучшему, но она слишком нравилась Фритте. Ей не хочется жить под гнетом потери, которую она пережила, но о ней нельзя и забыть. Горайон улыбается и исчезает.
Желание переходит в сопротивление, но Фритта отгоняет его, твердая в своем намерении. Дорога не совсем проста, но, тем не менее, интересна. Шепот следует у нее по пятам, голос шепчет что-то невнятное и зловещее, голос, который она узнает, хотя и никогда не слышала.
"Ты научишься..."

Она не смотрит назад.

 
ДжуДжуДата: Суббота, 10-Мар-2007, 19:57 | Сообщение # 4
киносайтер
Группа: Администраторы
Сообщений: 451
Репутация: 5
Статус: Offline
Глава 4 – Начало пути

Джахейра выглянула в окно, устремляя свой взгляд на юг – в сторону лесов и холмов, которые им предстояло пересечь сегодня на пути к Берегосту. Путь до Нашкеля был неблизкий, и они намеревались сделать остановку в небольшом городке, расположенном как раз по пути, чтобы отдохнуть и закупить припасы. Она тяжело вздохнула, убирая вещи в свою сумку. Дрруид плохо спала, беспокойства о том, что ждет их в будущем, как голодные волки терзали ее всю ночь.
Халид пытался успокоить ее, но из-за этого Джахейре казалось, что он попросту игнорирует проблему вместо того, чтобы ее решить.
Она тряхнула головой. Халид скорее всего был прав. Они больше ничего не могли сделать. Так почему надо об этом беспокоиться? Планируемое путешествие, возможно, и было очень опасным для таких неопытных девушек, но им было некуда идти, а с наградой назначенной за голову Фритты, им нельзя путешествовать одним. Но…
Джахейра опять вздохнула.
Горайон отдал свою жизнь, ради безопасности своего ребенка, она не знала, что будет делать, если Фритта погибнет из-за нее.
Друид нахмурилась, неожиданно рассердившись на себя за то, что стала такой обеспокоенной.
Куда пропал Халид? Она послала его поторопить Имоэн и Фритту, наверное, уже целую вечность назад. Джахейра повесила свою сумку за спину и, захватив рюкзак Халида, направилась на выход.
Выйдя в коридор, она поняла, что даже дать девушкам простое задание - собрать вещи, было большой переоценкой их возможностей. Громкие голоса, смех и визг, смешанные со знакомым заиканием, которое выделяло Халиида, были слышны из-за приоткрытой двери.
Джахейра пошла по коридору, ее злость росла с каждым шагом.
- Эй, дай я…
- Ой, перестань тянуть! Она застряла у меня в волосах!
- М-м-может быть если…
- Просто сними ее!

Джахера была очень расстроена. Должно быть, она каким-то образом обидела богов, раз оказалась проклята такой компанией. Она медленно закипала, пока смотрела как Фритта, застрявшая в наполовину одетой кольчуге, которую она купила внизу, спотыкаясь, вслепую ходила по комнате. В то время как Имоэн пыталась ей помочь и одновременно была чуть ли не парализована от смеха. Халид стоял неподалеку, тщетно пытаясь дать им совет, но, увидев свою раздраженную жену, похоже, решил, что лучше сосредоточить свое внимание на ее успокоении.
- Только посмотри на них! Дети! – Всплеснула руками Джахейра, будто это было самым желчным оскорблением, которое она знала.
- Но Джахейра… - Начал Халид, пытаясь ее успокоить.
- Что «Джахейра»? Это как раз то, чего я боялась. Ты подумай, мы будем путешествовать с этими двумя, а они ведут себя так, будто в голове у них нет ни одной извилины.
Громкий крик Фритты говорил о том, что Имоэн уже была достаточно спокойна для того, чтобы стянуть кольчугу с ее головы. Джахейра и Халид повернулись, заметив, что девушки за ними наблюдают. Фритта стояла покрасневшая и взъерошенная, сжимая пучок теперь уже выдернутых непослушных рыжих волос.
- Что-то случилось? – Невинно спросила Имоэн.
Джахейра с минуту стояла, смотря на нее взглядом, который Фритта позже описала как «взгляд неистовой ярости», прежде чем повернуться на каблуках и вылететь из комнаты. Халид бросился за ней.
- Дж-Дж-Джахейра…

Фритта слушала песни невидимых ее глазу птиц, пока следовала за Джахейрой и Халидом мимо деревьев, Имоэн шла рядом с ней. Они покинули гостиницу около полудня, и теперь Джахейра вела их на юг в достаточно быстром темпе.
Имоэн покосилась на нее и ухмыльнулась, вытирая пот со лба. Фритте тоже было жарко, а тяжелая кольчуга безжалостно врезалась в ее шею. Она уже решила, что купит какую-нибудь подкладку, когда они доберутся до Берегоста.
Дрожь волнения пробегала по ее позвоночнику, заставляя ее ежиться, не смотря на жару. Она никогда раньше не была даже в деревне, не говоря уже о городе. Многие группы путешественников и мудрецы, которые приходили в Кенделкип, останавливались там на ночь во время их странствий, и ей всегда был любопытен этот город, который располагался так близко и одновременно казался таким далеким. Она рассказала о своем предвкушении Имоэн, но девушку было нелегко удивить. Она уже была в нескольких местных городах до этого, вместе с Уинтропом, и, хотя, и не бывала в Берегосте, но уверяла, что все они были одинаковые. Фритта не могла ничего сказать по этому поводу, потому что единственный раз, когда ей разрешили покинуть крепость, был обычный летний день, когда ее и Имоэн взяли на пляж, чтобы помочь выкапывать моллюсков.
Рука легла ей на плечо, останавливая ее, она посмотрела на Имоэн, которая указала движением подбородка вперед, и Фритта оглянулась на Халида, со стрелой в луке на изготовке и Джахейру, крадущуюся вперед. Неожиданно она услышала визг, и маленькие недружелюбные собакоподобные существа стали выпрыгивать из зарослей перед ними, безумный лай заполнил воздух.
Кобольды.
Шест оказался в руках Джахейры, не успела она даже моргнуть, и одно из существ уже отступало назад, стрела пронзила его грудь. Рядом, Фритта увидела Имоэн, достающую свой лук, а сама она достала меч. Рычание справа, привлекло ее внимание и она повернулась как раз вовремя, чтобы предотвратит удар по своим ногам. Битва была словно в тумане – беспорядочный блеск мячей и шерсть вокруг, пока…
- Берегись!
Фритта обернулась как раз в то время, когда один из кобольдов-лучников отпустил тетиву. Она неуклюже повернулась, в отчаянии пытаясь уйти с траектории полета стрелы. Стрела пролетела мимо, лишь задев руку, но и этого было достаточно. Фритта уронила свой меч с криком, как раз в тот момент, когда еще один кобольд выпрыгнул из зарослей, его острые зубы сверкали также как меч в его лапах. Она отскочила назад, с трудом избегая удара его меча, и споткнулась, почти падая спиной на ствол дерева. Фритта в отчаянии пыталась найти что-нибудь, чтобы закрыть себя от этой твари. Кобольд угрожающе оскалился, прежде чем прыгнуть вперед, когда ее рука нащупала лютню, весящую у нее за спиной.
УДАР
Лютня ударила кобольда, послышалась смесь звона и диссонирующих звуков, летящих из сломанного инструмента. Изумленная тварь упала на землю, и вот уже тут подоспел Халид. А потом была тишина.
Фритта прислонилась к дереву, задыхаясь, в руках она все еще держала гриф от лютни, пока остальная ее часть жалко весела на двух не порванных струнах. Как вдруг перед ее глазами возникла Джахейра с выражением ярости на красном лице, и теперь Фритта удивлялась, почему она так боялась кобольдов…

Ночь наступила быстро, и все, что слышала Фритта были звуки ночных насекомых и шипение дождя в костре. На ветках над ней весело одеяло, чтобы обеспечить сухое место, где теперь сидели они с Имоэн. С другой стороны костра она видела, как тихо говорили Джахейра и Халид. Фритта вздохнула, в очередной раз обращая свое внимание на две части поломанной лютни, лежащей у нее на коленях, пока Имоэн хмурясь бросила свою последнюю корку хлеба в костер, прежде чем повернуться к подруге.
- Я все еще не могу поверить в то, как Джахейра тебе всыпала! – Сказала она, осторожно оглядываясь, чтобы проверить, не подслушивают ли их.
Фритта улыбнулась беспокойству своей подруги.
- Не волнуйся, она просто беспокоится.
- Она не звучала слишком обеспокоенной.
Фритта поежилась. Джахейра очень разозлилась, это точно, и сказала несколько непристойных слов о ее умственных способностях и физических возможностях. Но Фритта не воспринимала это близко к сердцу, гнев Джахейры шел от страха, а не от злости. Казалось, друид так выражала свои сильные эмоции.
- Джахейра не хочет, чтобы мы были здесь…
- Ну, это уж точно!
- Не потому что мы ей не нравимся, она беспокоится за нашу безопасность, боится, что не сможет нас защитить.
Имоэн скептически посмотрела на Фритту:
- С чего ты взяла?
Фритта опять поежилась, это же было очевидно, не так ли?
- Ну, в любом случае, она не должна была так с тобой говорить… - Продолжила Имоэн, вглядываясь в лицо Фритты, будто пытаясь понять, насколько это ее задело.
Фритта улыбнулась.
- Бывало и хуже, даже Горайон иногда ругался…
И как только слова вылетели у нее изо рта, она пожелала, чтобы никогда их не говорила и даже не думала об этом. Было такое чувство, словно кусок льда оказался у нее в животе. Она не думала о нем целый день и чувство вины от осознания этого, камнем легло ей на плечи.
- Ты по нему скучаешь? – Тихо спросила Имоэн, и Фритта больше всего на свете хотела сказать «да», плакать и горевать, но это было бы ложью.
Она глубоко вздохнула и покачала головой.
- Не так сильно, как мне кажется, я должна бы. – Она посмотрела на Имоэн, готовясь встретить ее потрясенный взгляд, но девушка лишь спокойно кивнула, для того, чтобы она продолжила.
- Это сложно. И я… я чувствую за это вину, но… я любила его и знаю, что он тоже любил меня, но… но последнее время я чувствовала, что из дочери превращаюсь в источник неприятностей. К тому же, такая жизнь для меня в новинку, его здесь не было, чтобы можно было бы скучать…
Фритта слабо улыбнулась.
- Как будто он все еще дома, в Кенделкипе, ждет меня.
Она посмотрела на сломанную лютню, теперь лежащую около ее сумки.
- Так не пойдет, надо будет найти кого-нибудь завтра, чтобы починить ее. Спокойной ночи, Имоэн.

Джахейра прикрыла рукой глаза, чтобы защититься от ярко палящего дневного солнца, и увидела Халида пересекающего главную площадь Берегоста на пути из таверны.
- Есть новости?
Халид покачал головой.
- Ничего. Связной в этом районе, говорит, что положение одинаково по всему Побережью Мечей. Железо испорчено, правящий совет Врат Балдура, склоняется к тому, чтобы винить во всем Амн, а они в свою очередь заявляют, что понятия не имеют, в чем дело.
Джахейра вздохнула.
- Нам нужно добраться до Нашкела. И выяснить, кто стоит за всем этим.
Все же, насколько важной не была бы их миссия, они оба знали, что сейчас были намного более неотложные дела. Покупка дополнительного продовольствия и снаряжения для еще двух людей, которые теперь были в их группе, повлекла за собой недостаток денег. Она даже не хотела разрешать девушке починить ее лютню, поскольку та ей все равно практически не пользовалась, но Имоэн случайно упомянула, что это был подарок Горайона и с того момента Халид не желал слушать никаких возражений против того, чтобы исправить инструмент.
Джахейра нахмурилась.
Почему-то Фритта беспокоила ее также сильно, как «железный кризис».
Она высказалась Халиду о трепете с которым Фритта впервые вошла в Берегост – маленький городок и к тому же не слишком впечатляющий. Ее поведение приобрело смысл для Джахеры, лишь после того как Имоэн объяснила, что Фритта до этого не разу не выходила из Кенделкипа. И все же Джахера считала Фриттин ажиотаж ко всему, что она встречала в Берегосте, нервирующим, и отправила девушек вперед, предоставив их исследовать одну из улиц самим.
Джахейра обернулась. Имоэн говорила с городским глашатым, а Фритта все еще находилась в мастерской ближайшего плотника, надеясь починить свой бесполезный инструмент. Она наблюдала, как девушка наконец-то расплатилась и позвала Имоэн, которая оказалась неподалеку. Когда они возвращались, лютня Фритты уже была на ее обычном месте – висела у нее за спиной.
- Халид, Джахейра… - Улыбнулась им Фритта, когда вдруг к ним обратился кто-то с другой стороны площади:
- Приветствую вас, искатели приключений!
Фритта обернулась и увидела симпатичного молодого человека с вьющимися каштановыми волосами и арфу у него на поясе, когда он к ним приблизился. Он поклонился и продолжил:
- Не нужна ли вам хорошо оплачиваемая работа, в качестве охранников для моей госпожи?
- Ну, нам, правда, нужны деньги… - Высказала Имоэн мнение всех.
Фритта кивнула, соглашаясь, и молодой человек продолжил:
- Я - Гаррик, я работаю на Силки Розен. Она - самая искусная музыкантша и актриса на всем Побережье Мечей. На самом деле, она должна выступать во дворце Дукал еще до конца месяца. Но ... у нее было несколько проблем. Филдпост нанял головорезов, чтобы навредить ей, потому что она не выступила в его гостинице, как обещала. Нельзя винить ее за связь с таким мужланом, как Филдпост. Ей нужна охрана до тех пор, пока она соберется отправиться в город Врат Балдура. Она готова заплатить 300 золотых. Что скажете?
Фритта повернулась к своим спутникам:
- Месяц заканчивается через две недели, так что мы не будем на нее работать дольше этого времени. Что вы думаете?
- Звучит приемлемо. – Сказала Джахейра, кивнув, и Фритта повернулась к Гаррику.
- Хорошо, мы согласны.
- Сюда, пожалуйста.

Они проследовали за юношей за угол, где стояла женщина на выходе из гостиницы. Она была очень красивой, с оливковой кожей и прямыми, блестящими черными волосами и, также как и у Гаррика, у нее на поясе весела арфа.
- Госпожа, это люди, которых мне удалось нанять.
- Приветствую вас, наемники. Я - Силки, великая трагическая актриса. – Проговорила она с улыбкой. - Я полагаю, что Гаррик объяснил вам ваши обязанности. Вам нужно только избавиться от всяких головорезов, если они вдруг нагрянут и охранять меня от возможных других нападок, до тех пор, пока я не отправлюсь во Врата Балдура. С ними должно быть просто справиться, однако будьте осторожны - один из них - маг, он может одним словом свалить самого мудрого из мужчин…
- Значит тебе нужно быть особенно осторожной, Фритта… - Сказала Имоэн, усмехаясь.
- Так что я бы посоветовала вам не разговаривать с ними…
Силки повернулась, смотря вверх по улице, ее темные волосы элегантно спадали с ее плеча, по мере поворота ее головы.
- А вот и они - убийцы Филдпоста. Нападайте, когда я вам скажу. – Скомандовала она, а Фритта удивилась, как они вовремя, в ту же минуту к ним приблизились трое мужчин.
- Приветствуем тебя, Силки. Мы здесь по твоей просьбе, и у нас есть….
- Не надо мне угрожать! – Проговорила Силки, наиграно свирепым тоном. – Я не стану для вас легкой добычей! Я привела друзей!
- О чем ты говоришь? Мы здесь с драгоценностями, которые…
- Заткнитесь! Отсюда вам будет не выпутаться! Атакуйте! Убейте их всех!
- Что? – Фритта удивленно изогнула бровь. – Ты шутишь? Они же ничего не сделали!
Улыбка Силки растаяла, а ее глаза расширились.
- Что? Наша сделка отменяется! Я разберусь с ними сама, а затем разберусь и с вами!

Бой был крайне быстрый. Они все в одно мгновение ринулись вперед, она даже не успела прочесть ни одного заклинания, и вот ее уже не было. Фритта удивлялась, как чье-либо самолюбие и вера в собственные способности могла быть настолько огромной даже перед лицом такой толпы. И вот это была ошибка, которую Силки больше никогда не совершит…
Люди, которых они должны были убить, оказались достаточно благодарны и дали им немного золота в знак признательности, прежде чем в спешке уйти, очевидно, не желая быть связанными с дракой.
Позади она услышала вздох и увидела Гаррика, печально смотрящего на тело.
- Силки мертва! Я думаю, она знала о приближении гибели. Невозможно быть такой злодейкой и думать, что это никогда не кончится. Полагаю, теперь я остался без работы… - Уныло вздохнул он.
- Ладно, пойдем. – Сказала Фритта в попытке его взбодрить и самой игнорировать тело. – Мы идем в гостиницу. Купить тебе выпить?
Гаррик поднял взгляд, и его лицо неожиданно прояснилось.
- Правда? Спасибо!

Гостиница, до этого многолюдная и шумная, под наступление вечера, постепенно опустела. И теперь там осталось лишь несколько упорных клиентов. Фритте стало легче, когда вокруг было меньше народу. Другой охотник за наградой, ждал ее в этом месте, и Фритта была немного нервной с тех пор. Она не могла смотреть на незнакомцев, без задней мысли – прятал ли кто-нибудь из них кинжал для нее. Гаррик зевнул и потянулся на своем месте, сбивая одну из многих кружек, которыми теперь был уставлен стол.
- Что ж, друзья, это был замечательный вечер, но мне по правде надо вернуться в мою комнату.
- Да, уже поздно. – Согласилась Фритта, поднимаясь, чтобы пожать ему руку. – Извини за убийство твоей госпожи и все такое… Удачи в будущем.
- Ага, в следующий раз, попробуй найти кого-нибудь более достойного уважения для работы. – Добавила Имоэн с ухмылкой, и Гарик улыбнулся ей в ответ.
- Я попробую, но я думаю, что мне нравиться компания моих знакомых бардов больше, так что обещать ничего не могу. - Засмеялся он, по-дружески взъерошивая волосы на голове Фритты. – Ты уверена, что не хочешь ко мне присоединиться? С твоими навыками и моей внешностью мы могли бы создать свою трупу.
Он опять засмеялся, не замечая как она ужаснулась, что было написано у не на лице.
- Она бард? – Пробубнил Халид, недоверчиво.
Они с Джахейрой переглянулись.
- Прощайте, друзья. – Бросил Гаррик через плечо, игнорируя их реакцию и исчезая за дверью.
Три головы одновременно повернулись к теперь совсем красной Фритте. Она быстро пробормотала что-то об усталости и быстро скрылась на лестнице.
Джахейра и Халид теперь повернулись к Имоэн с вопросом во взглядах.
- Она бард? – Повторил все еще ошеломленный Халид. – Н-н-но она… В смысе, я думал, что она… ээ… ну… барды обычно не… не скрывают этого.
Имоэн усмехнулась.
- Ну, вот, такая у нас Фритта – единственный застенчивый бард во всем Фаэруне.
- Хм. А я думаю, что это хорошо. Она была бы невыносима, если бы была еще более общительна! – Сказала Джахейра, хотя по ее тону, можно было сказать, что это скорее утверждение факта, чем ее мнение.
- Но, то же можно сказать и о тебе, Джахера. – заметила Имоэн, уголки ее губ подергивались.
- Значит, она никогда ни перед кем не выступала? – Спросил Халид, все еще не веря, что Фритта может чего-либо стесняться.
- Для Архимага Джессета, однажды, но я не думаю, что это счетаеться.

От автора:
глава еще не закончена... но я все равно решила разместить то, что есть smile Постараюсь в скоре закончить...

 
Форум » Офф-Топ » Общение » Врата Балдура (фантастическая повесть One Winged Angel)
Страница 1 из 11
Поиск:
© kinosite.ucoz.ru